Частная жизнь

Наша школьная мама: вспоминаем и рассказываем о Лидии Павловне Друщиц, учителе физкультуры средней школы №1 г. Березы

31 Марта 2020 2201 1

м1.jpg

Кажется, мы только что простились с Лидией Павловной Друщиц, учителем физкультуры средней школы №1 г. Березы, замечательным человеком, оставившим добрый след в жизни многих людей, а бесстрастный календарь уже успел отсчитать сорок дней со дня ее ухода. Светлая печаль на лицах ее родных, коллег, друзей и учеников, горящая свеча у портрета на поминальном обеде  –  все это повод вспомнить сегодня Лидию Павловну и рассказать о ней…

Лидия Павловна появилась в жизни нашего 5 «А» в качестве учителя физкультуры, с первых шагов заразив нас кипучей энергией и любовью к своему предмету. А через год, 1 сентября  мы, уже шестиклассники, узнали, что она будет нашим классным руководителем: прежняя классная, Анна Иосифовна Денисюк, была назначена завучем Березовской СШ №1. Много лет спустя, общаясь с нами, давно взрослыми людьми,  Лидия Павловна призналась, что поначалу очень боялась классного руководства вообще и в нашем классе особенно: мол, там собрались не только сильные ученики, но и яркие индивидуальности, с которыми ой как непросто! Впрочем, слухи о нашей звездности были сильно преувеличены: нам было всего по двенадцать лет, к тому же, мы были изрядно перепуганы тем, что мудрая и уравновешенная Анна Иосифовна оставила нас  и,  пусть и неосознанно, тревожились о будущем.  И вот оно пришло и оказалось светлым и прекрасным: пять последующих лет мы учились и взрослели  под крылом прекрасного педагога и личности редкой доброты и порядочности, наделенной уникальной способностью любить  всех, помогать и сострадать каждому!

В словах  Лидии Павловны порой звучали укоризна и даже обида на наши не слишком правильные поступки и выходки, но она говорила с нами, как со взрослыми, никогда не позволяя себе назидательного тона.

У нее не было любимчиков – она одинаково болела душой за отличников и двоечников (в те годы в класс нередко попадали переростки-второгодники, к которым тоже был нужен особый подход). Она доверяла нам, и подвести Лидию Павловну было недопустимо. Невозможно.

Благодаря ее неуемной энергии наш класс часто путешествовал. Вместе мы побывали в Хатыни, Брестской крепости, городе-герое Минске. Турпоходы, поездка на Споровское озеро, участие в соревнованиях гражданской обороны, в пионерской игре «Зарница», бессчетном количестве общешкольных  и классных мероприятий, вступление в комсомол – все это сплачивало нас, давало пищу уму и сердцу, воспитывало гражданами и патриотами своей страны. И все это было освещено и согрето присутствием, поддержкой и теплом души нашей классной. Как она радовалась нашим успехам – в учебе, спорте, творчестве! Как переживала наши болезни, неудачи, глупости, которые мы порой совершали, неблаговидные поступки!

Друщиц 2.jpg

Людмила Седова (Новик) вспоминает:

– Когда я на уроке физкультуры упала в голодный обморок (втайне от родителей не завтракала – худела!), Лидия Павловна очень расстроилась. Она сидела со мной в медпункте и держала меня за руку, а узнав в чем дело, по-настоящему рассердилась: – Как ты могла, Люда, сделать такую глупость?! У тебя мама – замечательный повар (Ю.Д. Новик работала поваром в Березовском ресторане), а дочка голодная в школу приходит – что ж ты маму свою позоришь?

Она не просто заботилась о каждом – часто решала наши проблемы, выручала, звонила нашим родителям и советовалась с ними, если видела, что с нами что-то не так… Она была нашей школьной мамой.

Рассказывает Владимир Ерш: 

– Если бы не Лидия Павловна, я не только не окончил бы Рязанское высшее воздушно-десантное училище имени Маргелова – я и школу бы не окончил, и человеком не стал...  В старших классах забросил учебу, неделями не ходил в школу: у меня появились друзья, которым учеба была неинтересна… Но Лидия Павловна взялась за меня всерьез: подключила моих родителей, родительский комитет, всех поставила на ноги! Она ходила к нам домой, контролировала каждый мой шаг, а потом уговорила директора школы Павла Михайловича Бобрика, который не хотел подписывать мне положительную характеристику! Она  вернула меня не только в класс –  в нормальную жизнь. Я в неоплатном долгу перед ней.

А вот что рассказывает о Лидии Павловне Анна Иосифовна Денисюк:

– Ее преданности делу, ученикам, коллегам, семье можно только удивляться! Все школьные спортивные соревнования были на ней, в том числе и учительские. Ее сердца, ее заботы, беспокойства хватало на всех. У нее было столько энергии, столько душевных  сил, столько самоотдачи! Когда она заболела, врачи, обследовавшие ее, сказали:

– Вы отдали всю себя без остатка работе, детям, семье… Себе вы не оставили никакого запаса здоровья…

С мужем Владимиром Александровичем Друщицем они прожили долгую и счастливую совместную жизнь, очень ценили друг друга, были настоящими друзьями и единомышленниками. Ее уважали в школе за  доброту и глубокую порядочность, за скромность и необыкновенную целеустремленность…

Слово единственной, горячо любимой дочери Ларисе Фетисовой:

– Я росла как учительская дочь: с меня был особый спрос. Помню мамино всегдашнее: «Держи спину! Не сутулься! Не косолапь!» Получить плохую отметку значило подвести маму. Санки, лыжи, коньки – все это присутствовало в моем детстве в обязательном порядке. На физкультуре мне часто доставались ломаные лыжи – лучшие предназначались другим ребятам… Мама всегда была рядом, стояла за спиной, оберегала, направляла в нужное русло… При этом никогда не претендовала на первые роли. 

Достаточно просмотреть семейные и школьные  фотографии, чтобы убедиться:  она везде сбоку или сзади меня, учеников, педагогов. Она на страже, на защите, в полной готовности спасти и уберечь. Спасала она многих – без оглядки, целиком погружаясь в этот процесс… Если она ставила цель перед собой или передо мной – можно было не сомневаться, что эта цель будет достигнута! Мне с самого детства говорилось: «Ты взрослая, ты должна быть самостоятельной, серьезной!»

Не помню случая, чтобы она не проверила мое домашнее задание – даже если приходила очень поздно… Мне часто говорят в последнее время, что я стала похожа на маму внешне. Но я другая – маминой силе, мужеству и энергии  можно только позавидовать…

Я благодарна ей за то, что приучила меня к ответственности и порядку на всю жизнь…

Я выросла в счастливой семье: мама с отцом очень любили друг друга и меня. Дружить они с отцом умели до самоотречения – и в горе, и в радости. По жизни у мамы были добрые отношения со многими коллегами, но лучшими друзьями родителей были Пуцыковичи и Влошинские. С детства помню их совместные праздники  с  весельем, танцами – им не нужны были допинги для счастья.

Мама брала меня во все поездки со своим классом, в путешествия. Когда я выросла, то с удивлением обнаружила, что многие знакомые нигде не бывали в детстве. Мне это было совершенно непонятно. Я также, как и мама, по жизни брала своих детей, куда бы ни поехала…

В учительской биографии Л.П. Друщиц мы, 10 «А» того давнего года выпуска, были не единственным классом,  в котором она вела классное руководство – спустя девятнадцать лет после нас Лидия Павловна снова стала классной. Так же, как и нас, любила своих ребят, болела за них душой, защищала, спасала, решала их проблемы, настаивала на правильном (для каждого своем) выборе жизненного пути… Так же преподавала им уроки человечности и порядочности, наряду с уроками физкультуры…

Как и мы, они любят и помнят ее всю жизнь, и так же горюют об ее уходе…

Мы остались друзьями навсегда. Помню наши встречи в честь двадцатипятилетия  и тридцатилетия окончания школы, спонтанную встречу в 2010 году, на которую съехалось рекордное число одноклассников, в том числе Ира Лукина из Нарофоминска, Нина Сычик из Мурманска, Люда Крупская из Иваново Брестской области (обе, к сожалению, ныне ушедшие из жизни)… Как  часто Лидия Павловна выступала инициатором и организатором этих встреч, как умела вытаскивать нас из рутины повседневности, подвигать к активным действиям!

И всякий раз она была душой нашей компании – самой жизнерадостной, самой неравнодушной, умела веселиться, могла «перетанцевать» любого!

Когда два года назад из Березы в Хакассию возвращалась наша одноклассница Ольга Никифоренко, Лидия Павловна на велосипеде примчалась на автостанцию с собственноручно испеченными блинчиками и фруктами: «Возьми, Олечка, на дорогу!» Мы рассмеялись: Ольга ехала сначала в Брест к сестре, оттуда летела в Москву, и только потом – в Абакан. Но Лидия Павловна была тверда: «Мало ли что в дороге может быть, бери, не отказывайся!»

Похожих ситуаций было много.

Разделять чужое горе было для нашей классной так же естественно, как и радоваться за других. Нас, ее учеников, это касалось в полной мере.  К каждому, у кого случилось в семье непоправимое, она спешила со словами сочувствия  и поддержки, утешала, прижимала к своему горячему необъятному сердцу… Даже будучи тяжело больной, менее чем за три месяца до собственной смерти нашла в себе силы и мужество прийти утешить свою бывшую ученицу, провожавшую  в последний путь мужа…

Когда ее не стало, каждый ощутил боль невосполнимой утраты и вакуум в душе, который не может быть заполнен никогда…

Рассказывает дочь Л.П. Друщиц Лариса Фетисова:

– Мама была бойцом по духу. Со школьной скамьи  она увлекалась спортом, играла в институтской волейбольной команде. Родилась в Тамбове, окончила спортфак Ульяновского пединститута. В Березу приехала к старшей сестре и  ее мужу – фронтовикам. Сначала город не понравился ей после волжских просторов: мама говорила, что небо  очень низкое, прямо давит. А потом привыкла к нашей природе, воздуху, полюбила Березу навсегда.

Она везде была источником и носителем энергии. Быстрая и конкретная, как центрифуга!  Физкультурное образование получила в том числе потому, что энергия била через край!

Когда она приезжала к брату в Россию, у того все начинало двигаться: коровы доились, телята росли, маслобойка сбивала масло (улыбается)… Через пару месяцев после папиной смерти она укатила спасать этого брата, к тому времени тяжело больного, и досмотрела его до конца. Очень любила внуков и правнуков, очень тяжело переживала смерть папы…

У нее были хорошие отношения с учителями  «школы Бобрика». В коллективе она снискала заслуженные уважение и любовь. Скромнице, ей претили похвалы. Хотя сама Лидия Павловна обладала настоящим даром видеть достоинства и талант других, восхищаться каждым, кто умел то, что было недоступно ей самой… А еще она щадила и очень берегла близких, в первую очередь, обожаемую дочь. На вопросы о самочувствии, уже мучаясь от боли, отвечала: «Я – нормально!»

Анна Иосифовна Денисюк вспоминает:

– Лидия Павловна оберегала близких от переживаний, связанных с ее тяжелой болезнью, особенно это касалось Ларисы. Как-то я пришла навестить ее, и она мне продемонстрировала вычищенный ковер, мол, смотрите, я это сама, без них! Деятельной натуре, ей была мучительна пассивность.

Всю жизнь она делала по утрам зарядку, активно и много двигалась, была неутомимым садоводом и огородником. Очень любила цветы и наделяла ими  других. Всю жизнь, до последних дней заботилась и переживала о ком-то, кому хуже, чем ей...

Луч погибшей звезды летит к людям еще долгие годы, освещая им путь. Для тех, кто знал и любил Лидию Павловну Друщиц, таким лучом навсегда останется ее светлая душа.

Маргарита ГОРОВАЯ.

Фото из архива Л.В. Фетисовой.

Комментарии
1
Марина Лобаненко(Ермохина)
В комментариях писала,что закончили один институт,-это она говорила об Тамбове ,и всегда молчала,если я спрашивала:"Значит,мы с одного института?" Может не хотела меня разачаровывать? Ещё хочу добавить-когда с Тамбова приезжала на каникулы,и ,как то встретившись, Лидия Павловна предлагала отвезти её племяннице в Тамбов яблоки Это зимой и с пересадками да и не сразу прям с поезда пошла бы относить подарок Но вот она-забота обо всех Склоняю голову перед человеком редчайшей доброты и порядочности
Оставить комментарий
Войти через социальную сеть:
Номер 53135599