Сайт находится в тестовом режиме
Частная жизнь

Перстень Сфорца. Глава XIX

14 Ноября 2018 1287 0

7990_big.ts1522073756.jpg

Продолжение. Начало в №№7, 11, 15, 21, 24, 28, 31, 34, 38, 42, 47, 51, 55, 59, 65, 69, 73, 77, 81.

Глава XIX

Поздний декабрьский рассвет застал Жан-Клода на перроне центрального вокзала Сен Жан, самого комфортабельного в Бордо. Щепетильный во всем, де Сен-Люк собрался было выпить кофе в уютном вокзальном ресторанчике, дабы по прибытии в замок Медок не обременять заботами старого маркиза, но у входа был остановлен миниатюрной темноглазой блондинкой:

– Бонжур, месье де Сен-Люк? Я внучатая племянница месье д,Альбре Матильда де Монморанси. Рада выполнить поручение моего дорогого гранд-пере и встретить вас в Бордо!

– Доброе утро, мадемуазель, я тоже рад приятному сюрпризу в вашем лице, – широко улыбнулся Жан-Клод, пожимая девичью руку, затянутую в замшевую перчатку. – Наслышан о гостеприимстве маркиза, но, честно говоря, не ожидал, что меня будет эскортировать в Медок столь очаровательная особа!

– Ну, насчет эскорта это громко сказано, я лишь доставлю вас по назначению, – улыбнулась Матильда, открывая серебристо-серый «Шевроле» и усаживаясь за руль. – Садитесь, месье…

– К вашим услугам, Жан-Клод, мадемуазель.

– Тогда давайте без церемоний – просто по именам… Не против?

– Конечно же, нет, Матильда.

– Я рада, Жан-Клод… Дедушка хотел послать за вами свой допотопный роллс-ройс с водителем, но я сторонница демократичного стиля жизни и общения… Кто вы, ну, кроме того, что аристократ?

– Кораблестроитель. А вы? Впрочем, красивым женщинам не задают таких вопросов.

– Отчего же? Я археолог, и вовсе не кабинетный теоретик – суровый практик!

– И где ваши Троя и Копи царя Соломона?

– Меня волнует древний Восток. Передняя Азия… Эламское царство*, династия Ахеменидов**, Дарий Гистасп и его сатрапы… Богатейшая культура Ирана, великая история ариев***.

– Но для всего мира они были персы, а не арии! И все благодаря Александру Великому, разбившему этого зороастриста**** Дария…

– О! Для корабела вы на удивление хорошо информированы! Но Александр разбил другого Дария, потомка Гистаспа. И все потому, что к тому времени военная, административная и денежная реформы Дария I уже исчерпали себя, дороги в Персии больше не строились, тор говля приходила в упадок, а главное, сатрапы стали поднимать головы и роптать! Ведь царства гибнут тогда, когда поданным становится мало власти, денег, почестей.

– И амбициозный македонец легко разобрался с Ахеменидами!

Они дружно рассмеялись.

– Смотрите, Жан-Клод, это замок Медок. Правда, красив? А вот и мой обожаемый гранд-пере, маркиз д,Альбре встречает нас собственной персоной! Не правда ли, он прекрасен в свои почти девяносто?

– Великолепен!

Когда после дня, насыщенного событиями – осмотра винных погребов маркиза и дегустации, непродолжительного совместного яхтинга по Гаронне и торжественного обеда в честь гостя с приглашением близких друзей и соседей – старый маркиз остался в своем кабинете наедине с де Сен-Люком и любимой двоюродной внучкой, разговор плавно перетек на предстоящую женитьбу Жан-Клода.

– Твоя невеста Виктория поразительно похожа на графиню д,Амбуа в молодости, что объяснимо, но откуда сходство с портретами Изабеллы Арагонской и юной Боны Сфорца кисти Леонардо Да Винчи? – отпив глоток прекрасного вина из бокала, как бы из вежливости спросил маркиз д,Альбре.

– Я и сам думал над этой загадкой, месье Гийом! Факт сходства налицо, но ответа не вижу. Это мистика. Или знак судьбы!

– Я слышала, – осторожно вмешалась Матильда, – что граф Филипп д,Амбуа был поражен не меньше, впервые увидев в госпитале спасенную им в концлагере мадам Евгению… И этот интерес потом трансформировался в любовь…

– Умоляю тебя, Матье, какая там трансформация?! Пресыщенному аристократу, к тому же летчику-асу, стало интересно поиграть в чувство с маленькой дикой славянкой… Возможно, он даже заподозрил тайну в ее происхождении…

– Насколько, мне известно, граф был романтиком, и игра перешла в настоящее чувство, связавшее их на всю жизнь, – примиряющее произнес Жан-Клод.

– А девочка из Советского Союза оказалась вовсе не дикаркой, – горячо подхватила Матильда, – она свободно говорила на немецком, была начитана, имела хорошие манеры, быстро выучила наш язык… Как историку, мне известны тайны многих родословных… Уверена, в жилах графини д,Амбуа течет благородная кровь!

– Но как Эжени… графиня нашла внучку сестры? Спустя чуть не семьдесят лет… это невозможно!

– Должен признаться, что приложил руку к этим поискам, – улыбнулся де Сен-Люк, – с детства я слышал про потерянную (сгоревшую в лагере) сестру Эжени. С годами тетушка уверила себя и окружающих, что ее сестра Катрин не погибла, и живет на родине – теперь это самостоятельная страна Беларусь. Она, якобы, видела сны… Я очень долго искал Катю Айсман, но нашел Екатерину Дайнекину, увы, через год после ее смерти. И Вики… Виктория приехала вместо Кати. Сто раз видевший фото молодой тетушки, я едва не рухнул, когда из вагона вышла точная ее копия!

– И пошел по стопам двоюродного деда – решил жениться на этой красоте! – с иронией проворчал месье Гийом.

– Я познакомлю вас, и вы перестанете иронизировать, дорогой маркиз. Вики – благородная душа, а не только прекрасный облик.

– Верю, верю, не горячись, мой юный друг, – благодушно хохотнул д,Альбре и повернулся к Матильде: – Надо было раньше соблазнять господина де Сен-Люка, глядишь, и перстень Сфорца пришелся бы впору!

Вспыхнувшая Матильда поднялась и направилась к выходу из кабинета. Остановившись в дверях, метнула взглядом молнию в сторону деда и тихо сказала:

– Мне вполне хватает древних реликвий в экспедициях. К тому же я не верю в силу талисманов… И никого не собираюсь соблазнять. Доброй ночи.

– Ну и напрасно, – со смехом резюмировал маркиз, когда дверь за внучкой закрылась. – Садись, Жан-Клод, что ты вскочил с кресла? Знаю я эти женские штучки. Глаз с тебя не сводит, а сама: «не собираюсь соблазнять»! Не верю ни одной! Обман у них в крови…

– Простите, месье Гийом, но я, пожалуй, тоже пойду спать. Мне не хотелось бы, чтобы Матильда думала, что мы с вами обсуждаем ее…

– Я вижу, несмотря на любовь к невесте, Матье тоже приглянулась тебе! Что ж, дело молодое, смотри сам. Правда, она у нас с перцем – может и лицо расцарапать. А замуж ей пора! Дуры эти – мать с бабкой – не понимают ни черта: поощряют эти экспедиции, копания в окаменевших останках. Матье нашла себе какого-то археолога без роду, без племени! Сюда притащить хотела… Ну уж, пока я жив, этому не бывать!

Кстати, где твоя невеста хранит перстень, неужели на ночь кладет в шкатулку?.. Так я и думал! Ему место только в сейфе или банковской ячейке! Так ей и скажи… Спокойной ночи!

Прошло трое суток со дня отъез да Жан-Клода в Бордо и двое с момента последнего звонка Виктории. Тогда, поздним вечером, он долго говорил с ней, в голосе звучали страсть и нежность – он не скрывал, что скучает по ней и ждет не дождется, чтобы заключить ее в объятия. Он рассказывал о прекрасном приеме у месье д,Альбре, о красоте замка на Гаронне, о его замечательной внучатой племяннице со смешным именем Матье… Вику слегка кольнуло это непосредственное восхищение, но она запретила себе ревновать. Хватит, никакой ревности в их жизни больше не будет! Напоследок Жан-Клод весело сказал: «Не грусти, Вик. Я вернусь и не дам тебе покоя ни днем ни ночью!»

Она и не грустила – была со Светой в клинике господина Монферрана – узнавала подробности предстоящей завтра Артуру операции; по поручению графини Евгении ездила с визитами – лично передавала приглашения на свадьбу. Тетушке она, понятно, сказала, что Жан-Клод отбыл в Нант. А не звонит потому, что много работы.

Все это устраивало мадам Эжени до сегодняшнего вечера, точнее, до того момента, пока Вика, растерянно провожая в окне глазами угасание зимнего дня, не сказала вдруг:

– В Бордо, наверное, солнце садится в воду… не то, что в Париже – катится по крышам…

Многоопытное сердце старой графини, получившее сигнал тревоги, отреагировало глубоким уколом. Мгновенно в мозгу сложилась картинка-пазл: «Жан-Клод поехал к Гийому! Нет сомнений – они и раньше обменивались подарками, встречались на регатах, иногда перезванивались… Что понадобилось старому негоднику от моего мальчика?.. Что тут гадать! Ему нужен перстень, он все еще верит во всемогущество этой драгоценности! Ах, почему я не рассказала Жан-Клоду всю правду до конца об этом страшном человеке!»

Она вскинула глаза на Вику, все так же неотрывно глядевшую в парижские сумерки, ощутила, как гнев заполняет все ее существо:

– Разве Жан-Клод собирался задерживаться в Нанте на трое суток?

– Он говорил, если только задержат дела…

– И каковы же эти дела? Ведь он не звонит тебе, не так ли?

– Не звонит… И не отвечает на мои звонки.

– Так вот, твоя ложь может стоить ему жизни или здоровья! Ты хочешь, чтобы и этот твой жених оказался в инвалидной коляске? Или тебе нужны похороны вместо свадьбы? Говори сейчас же правду, самовлюбленная девчонка, – Жан-Клод поехал к маркизу д,Альбре?!

– О, дорогая Эжени, вам нельзя так расстраиваться и волноваться! Да, он просил меня сказать вам, что едет на судоверфь, а сам… Маркиз очень звал его, боялся умереть, не встретившись с Жан-Клодом… Он звонил только один раз – два дня назад… Боже! Что я наделала!

Заглянувшая в гостиную на громкие голоса Светлана на миг замерла у двери: перед ней лицом к лицу стояли разгневанная и побагровевшая Евгения и бледная как полотно, вся в слезах Виктория. Стреми тельная во всем, девушка моментально нажала на звонок, вызвав тем самым прислугу, усадила графиню в кресло и принялась массировать ей шею и верхний отдел позвоночника («Боже, только графининого приступа или инсульта нам сейчас и не хватало!»), и, не отрываясь от этого занятия, обратилась к подруге:

– Не реви, Вик! Сейчас позвоним в замок маркиза и все разузнаем!

– Я звонила… дважды. Отвечает мажордом. Господин маркиз и его гость на рассвете ушли на шлюпе в Жиронду и залив, а молодая маркиза Матье еще вчера отбыла в Париж к родителям.

– Это еще не повод для паники, – решительно прозвучал Светин голос, – они могли не брать мобильники! Вероятно, к ночи они вернутся в замок, и Жан-Клод обязательно позвонит!

В эту минуту, словно в подтверждение Светланиных слов, зазвонил Викин смартфон:

– Да, да, Жан-Клод, дорогой! Я слушаю тебя! – закричала Вика в трубку и тут же отпрянула, словно от укуса змеи: – Кто вы и почему говорите по телефону месье де Сен-Люка? – и, чувствуя, что сейчас потеряет сознание, еле слышно добавила: – Позовите Жан-Клода, я должна его услышать…

Она держала смартфон далеко от уха, словно боясь, что из него раздастся выстрел, поэтому все три женщины отчетливо услышали низкий глухой мужской голос, голос маркиза д,Альбре:

– Услышишь, как только привезешь мне перстень королевы Боны. И не вздумай звонить в полицию – тебе никто не поверит: я аристократ и почетный гражданин Бордо, спонсор и благотворитель всех городских праздников и мероприятий, поставщик вина самого господина президента! А ты безродная самозванка, cомнительная родня такой же самозванки и аферистки, присвоившей фамильную драгоценность рода д,Амбуа! Я засажу тебя в тюрьму до конца жизни…

У тебя три дня. Первый же неправильный шаг – и твой жених умрет.

Эмилия НОВГОРОДЦЕВА.

Продолжение следует.

* Древнейшее известное государство на территории современного Ирана.

** Династия древнеперсидских царей, правившая в 558–330 годах до н. э. Государство Ахеменидов включало в себя территории большинства стран Ближнего и Среднего Востока. Название от основателя династии царя Ахемена.

*** Арии (также индоиранцы) – название народов, говорящих на языках арийской (индоиранской) группы индоевропейской семьи, происходящее от самоназвания исторических народов Древнего Ирана и Древней Индии (II–I тыс. до н. э.).

**** Зороастризм – одна из древнейших религий на земле (предпол. насчитывает 7 тысяч лет), берущая начало в откровении пророка Спитамы Заратустры.

Комментариев нет. Оставите свой?

Оставить комментарий
CAPTCHA