Частная жизнь

Прививка против старости

25 Февраля 2019 916 0

бабушка - сайт.jpg

Хрупкая, невысокая женщина с роскошным именем Розалия хорошо известна многим белоозерцам: ни одно выступление хора ветеранов «Подвиг» не обходится без ее участия. Впрочем, Розалию Александровну Лешукову легко встретить и вне стен Дома культуры – в любую погоду они с мужем Леонидом Ильичем меряют город шагами, отталкиваясь от тротуарной плитки специальными палками для скандинавской ходьбы…

Уже те, кто лет на двадцать моложе жизнелюбивой пенсионерки, жалуются на возрастные немощи, а Лешукова, как и прежде, активна и, похоже, неутомима, словно годы не властны над ней…

Может, у этой женщины, которой перевалило за восемьдесят, были какие-то особенные, безоблачные детство и юность? Может быть, она не ведала в жизни тягот и трудностей, не испытала боли, не знала горя?

Ох, если бы!..

Первые детские воспоминания Розы Якимец связаны с Домом ребенка в уральском городе Нижний Тагил, прославленном еще в XVII – XVIII столетиях промышленниками Демидовыми. Помнит, что заведующая была доброй женщиной и водила ее за руку, но девочка не осмеливалась назвать ее мамой, хотя очень хотелось. О судьбе же своей мамы уроженка деревни Яглевичи Ивацевичского района Розалия узнала от разыскавших ее белорусских родственников в конце пятидесятых. Оказалось, мама была репрессирована до войны по «политической» статье и, очевидно, сгинула в аду сталинского ГУЛАГа. Об отце же узнать так ничего и не удалось: прокатившаяся по большой стране война стерла все следы.

Из Дома ребенка для сироты был только один путь – в детский дом. Располагался он в пригороде Нижнего Тагила – Черноисточинске. Детская память сохранила долгую поездку на городском трамвае, а потом – от трамвайной развязки – еще более продолжительную пешую дорогу к детдому. Здесь прошли ее детство и отрочество, здесь встретила ее юность…

Розалия никогда не задумывалась об истоках своей жизнестойкости – легкая на подъем, подвижная, любознательная, она бессознательно принимала жизнь такой, какая она есть, и никогда не жаловалась на судьбу. Легко сходилась с людьми, от всего сердца дружила, уважала воспитателей и учителей, но никогда лестью или обманом не покупала чье-либо расположение или какие-то дополнительные блага. Прямая и честная, беспрекословно выполняла задания и распоряжения старших, но ни публично, ни наедине не выказывала им преданности. Прекрасно пела, любила и умела танцевать, числилась в хохотушках, но… была далеко не легкомысленной. Училась хорошо, потому что ощущала интерес к учебе, а повзрослев – настоящую жажду знаний! Открыв для себя счастье чтения, читала запоем, неостановимо – все, что было в детдомовской библиотеке, и все, что попадало в руки. Писала лучшие в детдоме сочинения, серьезно интересовалась историей, прочитала массу книг по этому предмету. После окончания пятого класса за отличную учебу удостоилась путевки в Артек – лучший пионерлагерь в Советском Союзе!

– Я везде совала свой нос, все знала, везде успевала. Наверное, именно такая моя жизненная позиция лишила меня возможности попасть в семью, как это удалось многим ребятам из нашего детдома: в детдоме меня ценили и не хотели со мной расставаться. Когда к нам приходили взрослые, желавшие взять в семью кого-то из детей, меня попросту ставили в задний ряд. Там с моим ростом меня никто бы не разглядел, – с улыбкой рассказывает Розалия Александровна.

А если серьезно, то кем-то свыше Роза была назначена ангелом-хранителем своего детдома. Трижды она спасала его от пожара. Один раз просто перевернула и бросила на пол фанерную основу, на которой загорелся макет зимнего городка из спичек и ваты. Все растерялись и испугались, когда пламя рвануло вверх на полметра, а она, худышечка, самая малорослая  в классе – нет. Пламя затоптали, пожара не случилось. В другой раз проснулась от запаха гари, вскочила и обомлела: вывалившиеся из печки головешки прожгли пол – пламя уже подбиралось к спальне девочек. Розин крик и мгновенная реакция спасли здание и детские жизни.

В третий раз, проснувшись раньше всех,  предотвратила пожар в кладовке – услышала, как гудит за дверью разгорающееся пламя… Бросилась к завхозу Николаю Ивановичу, кстати, относившемуся к ней с отеческой нежностью. И снова пожар удалось потушить.

Миссию спасателя и помощника она понесла по жизни.

В своем классе осталась единственной, окончившей десятилетку – остальные к тому времени учились уже в ремесленных училищах или в техникумах. Поступила на физико-математический факультет Нижнетагильского пединститута. Шутит: испугалась, что если пойдет на обожаемую филологию, то будет все ночи напролет проверять сочинения, но, думается, в организованном и дисциплинированном сознании девушки возобладало тяготение к точным наукам.

Живя в студенческом общежитии, Роза на каникулы отправлялась в детдом, который по-прежнему был для нее родным домом. Не гостьей приезжала – помощницей. Работала на каникулах воспитателем, водила группы детей на общественные работы, случалось, разнимала мальчишечьи драки…

По распределению попала в Соколовский район Свердловской области. Преподавала и в дневной, и в вечерней школе. «Вечерники», люди бывалые, убедили Розалию, что ей надо перебираться из деревни в город, и она, в обход трехлетней обязательной отработки, каким-то чудом обосновалась в городке Сухой Лог, где начала преподавать ученикам школы рабочей молодежи черчение. Для этого целое лето изучала учебник, который ей посоветовала достать опытный педагог-чертежник.

Не на шутку увлекшись черчением, сумела привить любовь к предмету и своим ученикам, хотя им, ребятам из цехов, тонкие чертежные материи давались нелегко. Розе было интересно работать, жизнь была насыщенной, природная активность и коммуникабельность притягивали к ней людей. Она стала неизменной участницей всех концертов художественной самодеятельности – пела, танцевала. Успела поработать и на целине. Появлялись кавалеры с серьезными намерениями, но замуж девушка не спешила – ждала большую любовь, о которой читала в книгах…

А потом ее разыскали братья и сестры матери из Яглевичей. Уговорили перебраться на родину, в Белоруссию. Все личные вещи поместились в одном ящике – и она села в поезд, идущий на запад…

Сначала учительствовала в Доманово, потом предложили место учителя математики в Селецкой средней школе Березовского районо. Знающая, энергичная и веселая, Розалия Александровна стала настоящим другом своим старшеклассникам, вела еще и математический кружок, который ребята с удовольствием посещали. До сих пор она в хороших отношениях со своими учениками, один из которых, известный белорусский поэт Алесь  Рязанов, посвятил любимой учительнице стихотворные строки…

А потом к молодой математичке приехал жених! Это стало событием, буквально взбудоражившим Селецкую школу. Леонид Лешуков был знаком с Розалией еще во времена ее преподавания в Свердловской области. Дружили, но о женитьбе не заговаривали. Потом была переписка, и вот, отслужив воинскую службу в Германии, молодой человек приехал искать свое счастье в Березовский район. И счастье состоялось! Правда, Розалии пришлось проститься с любимой школой и переехать из Сельца в Белоозерск: муж устроился на Березовскую ГРЭС теплотехником и получил от станции комнату.

Жизнь в строящемся городе вокруг электростанции кипела и была очень интересной. Белоозерск был в шестидесятые городом молодых энергетиков. Но места в школе для Розалии Лешуковой не нашлось, и она, не колеблясь, пошла в детский сад №2 – вспомнила свою воспитательскую стажировку в детдоме.

Не выказывала ни недовольства, ни амбиций – всему радовалась, так как всегда любила детей. С радостью отдавала им свою кипучую энергию. Так и проработала воспитателем до пенсии.

В семье все сложилось хорошо. Муж, чья трудовая биография неотделима от биографии Березовской ГРЭС, оказался полной противоположностью Розалии Александровне по характеру, но стал ее опорой и поддержкой. Своим спокойствием и мудрой рассудительностью Леонид Ильич уравновешивал эмоциональность жены и ее скоропалительность в решениях и поступках. Пятьдесят четвертый год они вместе, и никто не пожалел о том давнем выборе. Главная черта в характере супруга – его надежность, а это, скажет вам любая женщина, и есть основа крепкой семьи.

Сегодня, когда сыновья Сергей и Александр состоялись в профессиях и твердо стоят на ногах в жизни, когда у Лешуковых две взрослые образованные внучки – Лиза и Алена, немолодые супруги, как это водится, остались вдвоем. Но не стали ностальгировать по безвозвратно ушедшей молодости и зацикливаться на хворях. Естественные возрастные недомогания и возникающие с годами проблемы они преодолевают активным отношением к жизни – все той же скандинавской ходьбой, чувством юмора, терпимостью друг к другу. Розалия Александровна не умеет жить без песни, общения, очень любит и знает поэзию. Привыкшая всю жизнь держать себя в форме, она и сейчас стройна и подвижна.

– Мне жаль попусту тратить время, его надо ценить, оно очень скоротечно – стремительно уходит – и не возвращается, – говорит она. И заполняет жизнь полезными для души добрыми делами, любуется природой, летом работает на огороде, даже вопреки мнению сыновей, которые ратуют за спокойную и необременительную жизнь для родителей…

Лешуковы прожили честную трудовую и счастливую семейную жизнь, вырастили достойных детей. Никому не преграждали дорогу, не завидовали, не гнались за престижными вещами. И в итоге обрели мир в душе, гармонию и счастье.

Интерес к жизни на девятом десятке Р.А. Лешукова объясняет тем, что сама открывала для себя эту жизнь и честно шла по ней, ни на кого не надеясь. Этот интерес и желание отдать людям все свои способности и тепло души и есть, на взгляд Розалии Александровны, прививка от старости.

Маргарита ГОРОВАЯ.

Фото Николая СИНКЕВИЧА.

Комментариев нет. Оставите свой?

Оставить комментарий
CAPTCHA