Частная жизнь

Жить для добра

07 Августа 2019 393 0

Козинец1.jpg

Всякий раз убеждает жизнь: судьбы людей – как истории планет. У каждого, при неизбежной общности, свой, неповторимый, особенный путь. Живем среди конкретных людей, а что о них знаем? Сосредотачиваемся, когда, словно ветром, задуло костер. Желая повернуть время назад, обращаемся к слову, за которым человек и его судьба. Еще вчера Ольга Николаевна Сирисько одухотворяла свой уютный дом на улице Мира в аг. Пески. Внезапно, на излете сентября 2018 года, ушла в мир иной. Судьба отмеряла ей 79 земных лет…

Мне посчастливилось знать эту женщину. Знать, уважать, почитать. И восхищаться ее исконно народной мудростью, безмерным терпением, трудолюбием и силой духа. Как бы держа отчет перед собой и людьми, Ольга Николаевна время от времени замечала:

«У меня все как у людей: дети, внуки». Проверенная временем формула счастья была и ее собственной. И значимость этого очевидна: из частных счастий слагается общее, которое всегда – сила.

Ольга Николаевна родилась в крестьянской семье Николая Николаевича и Зинаиды Николаевны Беринчик в 1939 году. Росла необыкновенно красивой девушкой: роскошные, слегка вьющиеся русые волосы, заплетенные в косы и искусно выложенные на голове, крепдешиновое платье с рукавами фонариком и туфли-лодочки на высоком каблуке. Соседствовала и дружила с Надеждой Козинец. Девушки вызывали восхищение младших соседских детей. Мама Ольги Николаевны – Зинаида Николаевна, молчаливая, кроткая, добропорядочная, предельно скромная, обладала высокими душевными качествами, была великолепной хозяйкой, истинной хранительницей домашнего крестьянского очага. Стиль ее жизни переняла дочь-первенец – Ольга. Вот разве что более твердой и упрямой приходилось быть взрослеющей Ольге в предложенных обстоятельствах жизни.

Проклятая война отняла у нее отца. Отцу и дочери так и не пришлось встретиться в земной жизни. Николая Николаевича призвали в Красную армию в историческом 1939 году. Прошел дорогами советско-финской войны, воевал с фашистами во время Великой Отечественной. Не дожив до Победы, мучительной смертью умер в концлагере. Его сослуживец, чудом уцелевший на фашистской фабрике смерти, передал Зинаиде Николаевне жуткую реликвию лагерной жизни – кусок кожи дохлой лошади. Чтобы выжить, борясь с лютым голодом, узники использовали ее в качестве пищи. Так зловещая память войны вошла в детскую душу подрастающей девочки Ольги Беринчик, нанеся глубокую рану, которая так и не залечилась до конца. Ей так и не довелось узнать место захоронения отца. Священный День Победы для Ольги Николаевны был особым праздником. Радость, щемящая боль, горькие воспоминания переполняли ее сердце и душу. И как результат – глубокое убеждение в том, что мир – главная ценность всех живущих на земле. В этом женщина не уставала горячо убеждать и детей своих, и внуков, и всех, с кем по жизни рядом шла.

Ольга Николаевна навсегда запомнила и голодное послевоенное время. Смыслом жизни стал хлеб. Чтобы разжиться буханкой хлебушка, нужно было пешком преодолеть расстояние от родной деревни до районного центра.

И это не менее двадцати километров. В такие нелегкие походы родители брали своих детей. Вспоминала Ольга Николаевна, что в ожидании хлеба людям приходилось даже ночевать в райцентре. Было голодно и холодно. Но оставалась надежда на радостный завтрашний день. И он наступил. Сквозь годы Ольга Николаевна пронесла искреннюю и глубокую благодарность людям, которые ей когда-то помогли, обогрели.

С каким трепетом рассказывала об офицере, который в одном из неудачных хлебных походов в Березе накормил их с мамой ужином. Незнакомый человек не смог пройти мимо женщины с ребенком, которые зашли в помещение столовой согреться. Да, доброта не импульс, не единичный всплеск эмоций. Ей действительно дано возрождать человека из боли и отчаяния. А для ставшей взрослой Ольги Николаевны этот конкретный пример стал знаком, символом того, что мир спасет доброта. И она в это верила свято. Для нее это основополагающий нравственный закон.

Пережив голод, холод, неимоверные физические и моральные страдания, поднимался люд белорусский, словно птица феникс, для новой жизни. Созидал, добывал ее, как добывают пчелы сладкий мед из горьких трав. Ольга Николаевна в свои 14 лет вместе с подружками-сельчанками отправилась на заработки в соседнюю Украину. Кто знает, что могло быть с детьми, если бы не добрые люди на пути. Председатель колхоза предоставил подросткам работу, подарил им отцовскую опеку и любовь.

А между тем жизнь шла своим чередом, набирая новые качественные обороты. В деревне Пески, в живописном ее уголке, на окраине заповедного парка, открылась больница. Радовались сельчане, особенно молодые девушки, надеясь на трудоустройство. Ольга Николаевна была принята на работу в больницу в качестве санитарки. И с первых трудовых дней добросовестно исполняла круг своих обязанностей. Добрым словом вспоминала главврача больницы Свищука Михаила Никодимовича, настоящего профессионала, чуткого и отзывчивого человека.

В родной деревне Ольга Николаевна встретила свое личное счастье. Ее судьбой стал Николай Михайлович Сирисько. Они поженились, когда ей исполнилось двадцать лет, ему – восемнадцать. Молодой, красивый, но не по годам умный, Николай Михайлович вырос, как и его избранница, в суровых жизненных условиях. Рано лишившись отца, с детства постигал тяжелую науку сельской жизни. Постиг. Создав семью, был всегда в ответе за нее. Засучив рукава, при самой активной поддержке молодой супруги принялся строить дом. Построил. Не опускал руки и не останавливался ни перед какими препятствиями, потому что имел высокую мотивацию: жил для семьи – жены, матери, детей. Целеустремленного и ответственного парня заметило и руководство родного колхоза. Пригласили на работу. Начинал с учетчика, заведовал животноводческим комплексом, работал председателем сельского Совета. При этом постоянно совершенствовал свой общеобразовательный и профессиональный уровень. Как говорила Ольга Николаевна, всю жизнь учился. Мудрая и дальновидная супруга во всем поддерживала своего спутника жизни. И если требовали обстоятельства, львиную долю семейных и трудовых забот брала на себя. Наблюдая за их жизнью, я всякий раз убеждалась: в человеке девяносто процентов музыки. В разных смыслах. В праздники или выходные дни на утопавшем в цветах подворье Сирисько звучала музыка – душевная, задорная. В четыре руки играли Николай Михайлович и Ольга Николаевна. Муж – на гармошке, жена – на барабане…

Очень рано, внезапно ушел из жизни глава семьи. Спустя время не стало и его спутницы. А музыка их рук, душ и сердец осталась. Она звучит. Как память бессмертия и завет… Завет детям, внукам – как правильно жить: жить для добра.

У жизненного пути человека нет прошедшего времени, ведь всегда живы дела, поступки и помыслы людей. И это сильнее смерти. Жизнь Ольги Николаевны и Николая Михайловича продолжают замечательные дети, внуки и правнуки. Многие им лета!

Ольга КОЗИНЕЦ, г. Белоозерск.


Комментариев нет. Оставите свой?

Оставить комментарий
Войти через социальную сеть:
CAPTCHA
Номер 53135599