Массово-политическая газета Березовского района

Крыніца. Выпуск №6

84
Опубликовано,
23 июня 2018

Улад СКАМАРОХ

НАВАЛЬНІЦА

Калі над  лугам,  рэчкай, лесам

Пяюць смарагдавыя хмары,

Пярун з  маланкай ладзяць п’есу –

Міжволі думаеш пра  кару…

Пра сутнасць  рая, апраметнай

І нашу бытнасць-рэчаіснасць,

Пра лёс зямны і лёс сусветны,

Пра  каламуць і звышпразрыстасць…

Здзіўляешся, як таньчаць ліха

Вядзьмак і Шэльма над Планетай,

Чарцяка справы ладзіць ціха,

Але куды хутчэй ракеты.

Ды не кідае спадзяванне

На чысць віхуры навальнічнай,

На цудадзейнае спатканне

І на глыток вады крынічнай…

Надзея з марай векавечны,

Без іх жыццё – сама пустэча…

Тут, сумнявацца недарэчна,

Як маеш розум, чалавеча!

***

Оксана  ВАЛУЙ

МОЕМУ АПРЕЛЮ

Ты – мой апрель, цветущая весна.

Души моей звенящие аккорды.

Я лишь с тобой одним всегда честна

И лишь с тобой бью верности рекорды.

Лесных прогулок мерные шаги

Запомнят кроны вековечных сосен.

Они когда-нибудь, возможно, спросят,

Кто мы друг другу…

Ты им не солги.

Не лги цветам лесным – пролескам белым,

И речке, нас встречающей, не лги.

И чувств недостижимые пределы,

Как самый чуткий сон свой, сбереги.

Ты – мой.

Мой неразгаданный апрель.

В кусочках неба оголится слово…

И если я скажу: «Уйти готова»,

Скажу, что больше не люблю, –

НЕ ВЕРЬ!

***

Валентина ОСИПОВА

ЧЕРНО-БЕЛЫЙ СНИМОК

Помнишь?

Стояли, застыв, словно два изваянья,

Пальцы сжимая, вложив в них всю боль расставанья.

Помнишь?

Стояли, застыв, словно два кипариса,

Звуков не слыша…

(в словах расставанья нет смысла).

Длились, как будто в замедленной съемке, мгновенья –

Миги прощанья, сплетая косицу  разъединенья.

Приподнимало вуаль из тумана промозглое утро.

Рядом сновали под стуки вагонных колес пассажиры.

Двигалось все своим чередом по законам премудрым,

По незаконным канонам всевластного чинного мира.

…Сколько же минуло встреч и разлук на вокзальном перроне…

В памяти серых обшарпанных плит запечатано боем вокзальных часов

Сколько отзвуков медно-хрустального звона,

Отзвуков, слитых с трепещущим чувством

Встречающих и разъединенных,

С чувством, прославившим много столетий назад

Тех двоих из Вероны.

И на весь мир православный ославившим Анну,

Толкнув хладнокровно к обрыву другого перрона….

Многое помнит ансамбль привокзальный…

Итак, молча стояли.

Вот поезд услужливо располовинил визгливые двери вагона.

Разъединились, разжались в тот миг наши руки…

Ножницы времени резали красную ленту,

Открыв доступ в зону разлуки.

***

Владимир СИПЯГИН

ДРУГУ

Прости, мой друг, что редко дарим

Часы общения друг другу.

А жизнь идет – и время старит,

Ведя по замкнутому кругу.

Пора бы вырваться из круга

И жить свободно и красиво,

Встречая жизненную вьюгу,

Как Божий дар судьбы счастливой.

Благодарю за миг на свете,

Когда мы вместе соберемся

И поведем себя как дети,

Назад к себе опять вернемся…

***

Марына КАВАЛЕВIЧ

ВЕЧАР НАВАЛЬНIЧНЫ

Вечар навальнiчны

Кропляю астудзiць.

Водблiск блiскавiчны

Вольнасцю падступiць.

Можа заўчарашнi

Роздум узнясецца,

Увысь любоў падняўшы,

У сэрцах адаб,ецца.

Можа праяснёнасць

Ляжа нам на плечы.

Уголас пранікнёнасць

Скажа: «Да сустрэчы!»

Там, дзе навальнiчны

Вечар падступае;

Там, дзе блiскавiчны

Водблiск бласлаўляе.

***

Маргарита ГОРОВАЯ

ЗАПАСНИКИ ДУШИ

Запасники души – музей триумфов, укоризн,

Хранилище модерна с классицизмом…

Где Ренессанс приемлет рядом импрессионизм,

И декаданс, лишенный оптимизма –

Все в вас: нет тайным залам края и конца,

В них ширится, пульсируя, пространство.

Дверь отомкни – и, встрепенувшись, застучат сердца,

И дунет память ветром дальних странствий!

Вместилища любви, давно почившей и живой,

К бесценным нашим, с кем идем мы рядом;

Сокровища Творения  – Гармонии земной

И пики Красоты, и водопады,

И мамино тепло, и нежность строгая отца,

И смех детей, их голоса родные,

И ореол свечения у каждого лица,

И счастия монетки золотые;

Поступки бескорыстные, победы над собой,

Раскаянье и совести мученья –

В запасниках любой души, страдающей, живой,

Искусства Жизни лучшие творенья!

Мы тщимся мир вместить, каким бы ни был он большим,

От радостей и бед изнемогаем…

И сострадая нам, опять запасники души

В галактики Всевышний превращает!

Алена ПАПКО

ІНАКШ

Не ратуй, не шкадуй,

Зрабі выгляд, што мы незнаёмы,

Тым больш – не раўнуй,

Няхай аберажэ цябе Божа

Ад такой высновы.

Прыйдзе дзень, калі наша памяць

Пераблытае падзеі,

І мы будзем пытацца адзін

                                             у аднаго,

Адкуль гэты сон незразумелы?

Адкуль мы ведаем адзін аднаго?..

Паціснем плячыма, пахітаем

                                                    галовамі –

Разыдземся крыгамі ўтрапёнымі

У розных напрамках,

                            па розных праспектах,

А наша каханне працягне жыць

На чужых кіналентах.

Рэшта з яго для нас амаль анічога:

Дзесяць медзякоў, кінутых з паўслова

Рэжысёрам лёсам.

Цыгарэтны дым…

Пешшу пакрочым да нябёсаў?

Не ратуй –

Час залечыць і вылечыць нашы душы,

І мяне не шкадуй,

А інакш закахаешся па вушы.

***

ЛИФТ

Бледнеет сирени букет

В руке.

Мы все становимся с годами

Немного «не те».

Начинаем различать, где иллюзии,

Где явь,

Но все еще жизнь переплываем

Вплавь.

Выдох, вдох… На пороге

Апрель –

Звонкая в венах звучит

Капель.

Серебро или золото –

На что выбор пал?

А счастье – иной ювелирный

Сплав.

Луна вкрадчиво отражается

В окне,

И ветер шумит на седьмом

Этаже.

Как жаль, ты по-прежнему горд

И молчалив.

Вызови мне, пожалуйста,

Лифт!

***

Татьяна ЛЮТЫЧ

РОМАШКА

В лепестках белоснежно-нежных

Живет огонечек любви.

Умеет цветок  безмятежно

О чувствах людских говорить.

Любит или не любит?  –

Желают влюбленные знать.

На лепестках ромашки

Гадают опять и опять.

Луг красками лета сверкает –

Ромашкам не жаль лепестков!

Пусть любящие их срывают –

Жила бы только любовь!

***

Наталля СЕРАДА

11 клас Малецкай  школы-сада

НАКЦЮРН

Цікаўны месячык глядзіць у акенца

Сваім празрыстым прамянём,

І песня салавейкі льецца

Ў прасторы чыстым серабром.

Шуміць ад ветрыку павеўнага калоссе,

Бясконца хвалі коцяцца па полі,

Вакол не зацiхае шматгалоссе,

Душа спявае ад прастору, волі!

Тут лесу ўпляла рачулка

Блакітную істужку ў валасы.

А раніцой прысядзе птушка

Ў ліловыя верасы.

Переводы

Мария КОНОПНИЦКА

XIX. NA JANIKULUM

XIX. НА ЯНИКУЛУМ*

Перевод с польского Николая СИНКЕВИЧА и

Маргариты ГОРОВОЙ

I

Если б когда-нибудь встретить мне духа,

Что, пронизав все земные пространства,

Втянет меня  в круговерть завирухи

И принесет в монастырь постоянства,

Что на опоре холма, как на сцене,

Смотрит на Рим, перед ним преклонивший колени…

 

В белых аркадах там эхо и трепет

Шепота, что погребен  в дальнем звоне…

Вечности ангел уймет  этот лепет,

В тень кипарисов  опустит ладони,

Слушая в час, когда в Тибре блеск солнечный  гаснет, 

Шум вековой в кроне дуба Торквато Тассо.

Дуб зашумит, и восстанут-поднимутся мужи –

Сон их прервет песни той мощь колдовская.

Стяги взовьются,  заблещут глаза и оружие –

Призрачным светом доспехи тогда замерцают.

И пока Тибр не погасит сиянье зари, нам

Рыцарства гуф** божий тихо сияет над Римом…

На Яникулум!.. Хочу там еще пережить я

Тихую радость, роняя лишь тихое слово,

Сердцу дать повод с горячею силой забиться

И убедиться: в нем сила огня золотого –

Отсвет великого прошлого – всё о нем страждет –

Коего веры и мужества дух мой так жаждет!

На Яникулум!.. Там сумерки встречу, блуждая

По колоннадам в прозрачности чистой, без края,

С жаром в груди и пламенем взора горячим –

Слезой очей,  что ни в счастье, ни в горе не плачут…

Там я хочу, в пустоте и  великой глуши,

Слушать свой крик – крик живой, изболевшей души!

__________________________________________________________________

* Яникулум (Яникул) – район Рима, холм (84 м) на правом берегу реки Тибр. Здесь, в монастыре святого Онуфрия, провел последний год разбитой жизни Торквато Тассо, и здесь он умер 25 апреля 1595 г. В части монастырских покоев устроен музей Тассо, а у монастыря показывают остатки дуба, под которым сидел великий поэт.

** Гуфец (или гуф) – компактный отряд, который представлял собой часть боевого строя армии (был эквивалентом римского acies). В Польше в XVI–XVII веках классический строй армии состоял из гуфов. Существует, например, белорусский рыцарский клуб «Княжий гуф».

 

Оставьте свой комментарий