Массово-политическая газета Березовского района

Литературная страница №3 (март)

262
Маргарита Горовая,
14 марта 2018

Алесь РАЗАНАЎ

ПУНКЦIРЫ

*

Залевы.

Дражняць міражы.

Гудуць вятры пры падыходзе…

Мы кожны дзень на рубяжы

былых і будучых стагоддзяў.

 

*

Калі ўсе згублены ключы,

калі ні шанцу,

анічога –

усё ж ідзі,

любі,

крычы

і пасягай на перамогу.

 

*

Не вернецца воін,

вандроўнік не вернецца,

вернецца сейбіт…

Заўсёды вяртаецца сейбіт.

 

*

Што будзе з намі? –

клінам свет.

Што будзе з ім? –

няўжо дарэшты?..

Гасподзь не ведае як след,

Гасподзь вядзе эксперыменты.

 

*

Вядзе,

закружвае віццё

турботаў,

хмелю,

пуцявінаў.

І папярэдняе жыццё

ўсё глыбей,

у сарцавіну.

 

*

Адшчыкну вугельчык ад палена

перакідваць з далоні на далонь…

Замірае, дыхае нятленны

спадарожнік, продак мой – агонь.

 

Татьяна ЛЮТЫЧ

ОЖИДАНИЕ

Природа  в ожидании застыла.

Еще пустынны рощи и  леса,

Но так, как наша кровь бежит по жилам,

Так сок земли струится по стволам.

Упругими, как струны, стали ветки,

Прикосновенья ждут луча-смычка,

Чтоб зазвучала музыка рожденья

Из каждой почки нового листка!

 

Геннадий ПЕСЧАНСКИЙ

ЗИМА

Стоят сады в студеном инее,

Затихли мысли и слова,

И небеса, недавно синие,

Белесы, как и голова.

И уплыло куда-то лето

Сквозь этот звонкий зимний бег –

Холодные встают рассветы

И осыпают с елей снег.

И потемнело небо синее,

Лишь зимний шелест у окна…

И состоянье это зимнее

Крадется холодом вглубь сна…

 

Александр ПАЩЕНКО

СНИМАЮ

ЗИМНЮЮ УСТАЛОСТЬ

Снимаю зимнюю усталость,

Как надоевшее пальто.

А сколько зим еще осталось,

Никто не скажет мне, никто.

 

Бездумный дятел на опушке

Всех зим моих не отстучит,

И даже мудрая кукушка

В соседней роще промолчит.

 

Пустое… Сколько б ни осталось –

Пятнадцать, двадцать, тридцать,

Сто…

Снимаю зимнее пальто,

                                            А с ним и зимнюю усталость.

 

                                                      Людмила ГАЙЧУК

* * *

И разочарований, и забот –

Устал по жизни ты всего бояться,

Вкусив мою любовь, как сладкий плод,

Ты от нее не сможешь отказаться.

 

Она, как путеводная звезда,

Ведет тебя бескрайнею дорогой.

Где было «нет», там снова будет «да»!

Я рядом  – ты расстанешься с тревогой.

Владимир СИПЯГИН

В ДНИ

ВЕЛИКОГО

ПОСТА

 «Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога своего всем сердцем твоим, и всей душою твоею, и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь».

Евангелие от Матфея.

 

Одно, друг сердечный, пойми ты,

Что нас, недостойных рабов,

Спасает не пост,

                 не молитва – 

Спасает святая Любовь!

Чрез нашу любовь –

                  ту, что с детства,

Спасает Отец наш и Бог,

А пост и молитва – лишь средства,

Чтоб ты ее выразить смог.

 

МОЯ ВОЛЯ

Я волен выбирать –

И в этом Воля Божья!

Никто мне запрещать

Не в силах и не может

Судьбины колесо

По-своему вращать

И, что всего дороже,

Об истине вещать…

Виталий РАИЦКИЙ

ОТТАИВАЕТ

ДУША

Шаги становятся все тише,

Средь мрака даже не улышишь,

Как вдруг застонут половицы:

Когда не спишь, и им не спится…

И стрелки ходят не спеша,

Когда оттаивает душа.

Рассвет становится желанным,

А ранний кофе – долгожданным,

Когда следы на снежной крошке

Соединяют завтра с прошлым.

Звонки ночные не страшат –

Оттаивает душа!

И ты прощаешь день прошедший,

Приобретя иль не нашедши,

И ожидаешь день грядущий

В надежде, что он будет лучше!

И даже слякоть хороша,

Когда оттаяла душа!

Марына КАВАЛЕВІЧ

* * *

Няволю адшукай у волi,

Скасоўваючы сэнс на даланi.

Вогнебяспечным позiркам даволi

Вачыма сэрца закранi.

 

Прайшоўшы не адну дарогу,

Спынi сябе на паўшляху.

Праўдашукальніцтва тваё за згоду

Ўпершыню адразу я прыму.

 

І будзе песня лёгка лiцца,

Затоена пусцiўшы ў ход

Настрой, якому аднавiцца

Ўжо двойчы выпала за год…

Татьяна КОЗЛОВА

ПТИЦА В КЛЕТКЕ

Птица в клетке, печальная птица,

Как,  бедняжка, тебе тяжело!

На свободе не можешь резвиться,

Высоту ощущать под крылом…

В птичьих снах ты так часто летаешь,

В поднебесье взмывая стрелой,

И, как воздух, свободу вдыхаешь,

Но  проснешься ты в клетке стальной.

Птица счастья, прекрасная птица,

Поскорей опереньем блесни,

И окно для тебя отворится

В мир чудесный любви и весны!

Алена

КАЗЛОВІЧ-УСЦІЛОЎСКАЯ

ЗІМОВЫ

ЭЦЮД

О так! Ні з чым не пераблытаць.

Увазе вашай прадстаўляе цуд

У век прыродных суперкатаклізмаў

Зіма шляхетная – сезонны свой эцюд.

А пачынае віртуозна пан Вятрыска,

Вятры падхопяць – калі ласка, хор!

Панеслася мелодыя ігрыста

Да мораў, можа, нават і да гор.

А партыя жаночая Завейкі!

Беласняжынкавы зімовы шал.

Без рэпетыцый доўгіх, безнадзейных.

Так выступаюць вартыя пахвал.

І радасна, і цёпла (хоць зімова!)

Ад выступлення масцярыц-актрыс.

Снегавалосая, у шэрані світання,

Зіма папросіцца яшчэ на біс.

Валянцiна ОСIПАВА

СУСТРЭЧА

Ад памяцi паслужлiвай нiколi

Нам не ўцячы – трымае часу клець.

Спiралі ўздым або фатальнасць кола –

Мы не маглi дагэтуль зразумець.

О, малiтоўнасць злучаных паглядаў!

Мiжволі сэрца падае на брук.

І гэты ток невызнаны зарадаў

Пры дотыку тваiх дрыготкiх рук.

Паволiм крок… гняце фатальнасць кола.

Спадае супярэчнасцяў iмжа.

Як быццам лёс не разлучаў нiколi –

 Мы зноў з табой адзiная душа!

 

Маргарита ГОРОВАЯ

ПАСТЕРНАК

(любимому поэту)

Когда, пускаясь на дебют,

Он появился на подмостках,

Отвергнув  торных троп уют

Для века бурных перекрестков,

 

Стихи случайные навзрыд

На блеск свечи  к нему слетались

И о стекло, как о гранит

Его гордыни, разбивались.

 

Быть знаменитым? Суета!

Быть притчей, ничего не знача?!.

Нет, не об этом  он мечтал –

Иною бредил он задачей:

 

Поверх  барьеров и голов

Промчаться ветрено и жгуче,

Гудками ранних поездов

Тревожа снеговые тучи,

 

Чтоб жертвенная Жизнь-сестра

Всегда в глаза ему глядела,

И чтоб он завтра, как вчера,

Ни в чем не чувствовал предела – 

 

В биенье крови, в кураже,

Когда строку диктует чувство,

В полнометражном мираже,

Где Бог кладет предел искусству,

 

Где любопытства явь полна,

А страсть – нова и тем тревожна,

И где, пока  грядет весна,

Неразделенность невозможна!

 

Раб и владыка февралей,

Глас вопиющего в пустыне,

Он – радугою в хрустале,

Смычком и скрипкой Паганини!

 

Про вход в Единственные дни

Один имеет он понятье –

С ним не кончаются они,

Как не кончается объятье!

 

Оставьте свой комментарий