Массово-политическая газета Березовского района

Забыла, что есть хорошие дети...

115
Нина Крукович,
20 сентября 2017

В январе 2018 года комиссиям по делам несовершеннолетних исполнится 100 лет. Структуры созданы для защиты детей от насилия и негативного влияния окружающей среды. Редакция газеты «Маяк» планирует подготовить к этой дате несколько публикаций. Начинаем цикл интервью с Валентиной Васильевной БАРАШКО, которая более восемнадцати лет занимала пост ответственного секретаря и заместителя председателя КДН при Березовском райисполкоме.

– Как Вы пришли в КДН?

– Жизнь заставила. До этого о ее существовании знала лишь понаслышке. Работали с мужем в Высоковской школе, я – учителем немецкого языка, Антон Антонович – директором (кстати, во время учительства Валентине Васильевне присвоено звание старшего учителя, а в период работы в КДН, в 1993 году, она награждена нагрудным значком «Отличник народного образования БССР» – Ред.). В Березу пришлось переехать, когда супруга назначили начальником отдела культуры райисполкома. Работы по специальности для меня здесь не нашлось, поэтому согласилась быть ответственным секретарем КДН.

– Чем занимались?

– Комиссия координировала профилактическую работу всех заинтересованных служб по предупреждению преступлений и правонарушений среди несовершеннолетних. Обязанности ответственного секретаря комиссии многообразны. Это, в первую очередь, планирование деятельности совместно с другими службами района и постоянный контроль за выполнением принятых решений. Это ежемесячная подготовка заседаний, где каждый раз в обязательном порядке рассматривается состояние профилактической работы с несовершеннолетними в учебных учреждениях. Ходатайства в суд о принятии мер воздействия к подросткам, неоднократно совершающим правонарушения. Частые выезды по неблагополучным семьям и ходатайства в суд о лишении родительских прав. Это выступления перед подростками, родителями и многое другое. В наиболее тесном контакте комиссия находилась с инспекцией по делам несовершеннолетних, которую возглавляла тогда Мария Сергеевна Стефанова – высококлассный специалист, тонкий психолог и душевный человек. Мы понимали друг друга с полуслова.

Взаимодействовали с социальными педагогами, которые проводили в школах и училищах раннюю профилактику с семьями, занимались проблемами трудных подростков. Особенно легко было работать с Мариной Анатольевной Волк (СШ №1 г. Березы), Татьяной Леонтьевной Мороз (СШ №2 г. Березы), Ольгой Ивановной Пархомовой (СШ №3 г. Березы), Натальей Владимировной Ермаковой (лицей строителей).

Значительную работу проводили общественные инспекции по делам несовершеннолетних при горсельисполкомах. Самая активная работа велась в Селецком сельсовете (председатель сельисполкома – Мария Ивановна Шкабара) и Борковском (Елена Станиславовна Луцкевич).

Были отлажены рабочие связи с райсобесом, который оказывал детям гуманитарную помощь. С  нашими подопечными часто встречался отец Георгий – это нужно слышать, как красноречивы были его доводы о должном поведении! Благочинный никогда не отказывал в таких беседах.

– В последнем интервью для нашей газеты бывший прокурор района Мечислав Иванович Курилович рассказывал, что ему также приходилось заниматься воспитанием трудных подростков, наставлением на путь истинный. По-прокурорски и по-отечески.

– К их перевоспитанию имеют отношение представители многих сфер, в том числе и прокуратура района. О сотрудничестве с Мечиславом Ивановичем наилучшие воспоминания. Сколько он помогал! Если требовалось авторитетное воздействие на незаконопослушного подростка, на которого школа, КДН, инспекция по делам несовершеннолетних уже не в силах были повлиять, мы водили его к прокурору. Он показывал мальчишке тома уголовных дел, говорил: видишь, сколько их? А знаешь, как будущий преступник учился в школе? Плохо! Точно так, как ты. Умел убедить, заставить собеседника задуматься о своем поведении.

– Какие вопросы чаще всего выносились на заседания комиссии?

– О конкретной профилактической работе в училищах, школах, детских садах, даже на заводах – с родителями. О вовлечении подростков в кружковую работу и мероприятиях социально-педагогического центра. На заседаниях чаще всех выступали педагоги, а также медики, если вопрос касался борьбы с пьянством.

– Что было тяжелее всего?

– Пропускать детские проблемы через сердце. Трудных подростков было много, и, признаться, за всей рабочей кутерьмой я уже просто не помнила, что есть и хорошие дети! Даже сейчас переживаю за сломанные юные жизни. А виноваты в трагедиях прежде всего родители. К сожалению, некоторые взрослые никак не поддавались нашему воздействию. Но были и те, кто благодарил за помощь на протяжении многих лет.

– Расскажите об этих категориях.

– Проиллюстрирую на отдельных примерах.

Вот стоит перед членами комиссии пятиклассничек, небольшой хлопчик. Школа пожаловалась, что он ворует вещи из курток детей. К тому же милиция направила несколько протоколов: за украденную в магазине шоколадку, батон. Задаем вопрос: почему? В ответ пожимает плечами. Родители его работали на мясокомбинате, и Мария Стефанова как бы невзначай спрашивает: «Зачем тебе батон? Ты, наверное, каждый день колбаску кушаешь». Мальчик оживился: «Да, у нас полный холодильник колбас!» Мать в этот момент покраснела. Продолжаем разговор наедине с ней: «Вы не замечали, что ребенок берет с вас пример? Он видит, как воруете вы, поэтому и сам пошел!» Мать: «Ой, может, и правда. А что же делать? В тюрьму попадет!» Родители были адекватные, непьющие, поэтому решили договориться с сыном: и мы на мясокомбинате ничего не берем, и ты нигде. Позднее мама рассказывала: «Мальчик следит за нами каждый день. Я только прихожу с работы – он в мою сумку: что принесла? Приходится даже чек показывать, что мясное купила в магазине!» И хоть холодильник в этой семье действительно опустел (смеется), все остались довольны. Больше в наше поле зрения мальчишка не попадал. Спасли его, отучили.

Есть родители, которые сразу становятся в позу: «А причем здесь мы? Школа виновата!» И защищают своих детей, даже когда те совершают преступления. Но несовершеннолетним от этого только хуже. Вспоминаю одну многодетную маму, из-за позиции которой ее сыновья не только не исправились, а отправились за решетку. Попадется сын на пьянке – она горой за него: мол, ничего страшного, если выпил чуть-чуть. Второй тоже пил и воровал, третий хулиганил, избивал людей, но она и тут оправдывала. Я ей так и сказала: вы сами калечите своих ребят, поддерживая в преступлениях.

Не все родители контролируют вечернее времяпрепровождение детей. Например, когда одной матери сказали, что ее сына задержали пьяным после полуночи, она среагировала совсем без удивления: «Так они же в это время и пьют!» Но если родители не могут обуздать ребенка-нарушителя, как это может сделать КДН или школа?

Кто-то из родителей слезно просил направить детей на спецобучение. Однажды обратился отец семиклассницы: помогите, дочь пьет с уличными друзьями, выносит все из дома в обмен на алкоголь. Он водил ее за руку в школу, но она все равно сбегала, не хотела учиться. Тусовалась, как теперь выражается молодежь, с компаниями по подвалам. Подвальные помещения, особенно в Северном городке Березы, в одно время были излюбленным местом для многих подростков, ведущих аморальный образ жизни. Коммунальные службы по указанию властей закрывали их на замки, милиция вела усиленный контроль за «подвальщиками». Тогда они перебирались в квартиры. Если уж подростки сгруппировались, то их тяжело разлучить. Так вот, с той девочки в подростковом возрасте ничего разумного не вышло – она еще и воровать стала. Однако после спецПТУ изменилась в лучшую сторону.

Родители другой девочки из Березы тоже просили: сделайте что-нибудь с ней – дочь связалась с плохой компанией, пила, воровала, не слушалась. Молодые люди, среди которых были ранее судимые, обворовывали квартиры, лазили по балконам, снимали оттуда с бельевых веревок одежду и вообще подбирали все, что плохо лежало. Затем продавали украденное и покупали спиртное. Девочка, о которой идет речь, тоже прошла спецобучение и, к счастью, стала на путь исправления.

А мальчишке, который любил бродяжничать, хватило только рассказа об обучении в спецшколе – видимо, испугался подобной перспективы и остановился. Его мама звонила нам с Марией Сергеевной перед каждым 8 Марта – поздравляла с праздником и повторяла: «Какие вы прекрасные люди, как боретесь за каждого ребенка!» Приятно было слышать слова благодарности, но еще благостнее осознавать, что наша помощь имела вес.

– Какие нестандартные подходы применяли до направления несовершеннолетнего в спецучреждение?

– За учащимся закрепляли общественного воспитателя. Он помогал родителям в воспитании, посещал ученика дома, проверял домашние задания, беседовал. Большое спасибо за эту работу ветеранам войны Ивану Семеновичу Панютичу, Якову Евдокимовичу Бурому и другим общественным воспитателям.

С благодарностью отмечу также председателя президиума Березовского районного молодежного спортивного общественного объединения «Клуб Сатори», тренера Виктора Нероду, который принимал трудных в клуб, давал им возможность проявить себя в спорте, воспитывал твердость духа и прививал любовь к здоровому образу жизни.

– Опишите типичную семью, в которой родителей вот-вот лишат родительских прав.

– Пьяная мать, которая валяется в грязной постели. Антисанитария. Пустые кастрюли. В ванне замочены одежки, которые уже провоняли, потому что хозяйка пьет и не помнит, сколько они там лежат. В углу куча «гуманитарки», до которой ни у кого в доме не доходят руки. В некоторых квартирах не только хозяева, но и их собутыльники после бурной ночи до обеда лежат в отрубоне, причем где придется. Страшно смотреть на взрослых, а ведь малышам приходится жить в таких домах.

Самое невыносимое – лишение родительских прав. Дети теряли семью, дом, привычную обстановку. Мы принимали исчерпывающие меры к нерадивым родителям, чтобы этого не допустить, но не всегда добивались положительных результатов. Кому-то советовали «закодироваться», кому-то – пойти в церковь. Но если уж лишение произошло, то впоследствии в правах восстанавливались лишь единицы.

– Рассказывали ли Вы своим детям о том, как живут дети алкоголиков?

– Все рассказывала. Для контраста с их окружением, чтобы показать, как важно ценить собственную семью. Когда мы переехали в Березу, наша старшая дочь уже поступила в пединститут, а младшие сын и дочь были учениками. Я боялась за младших, считала, что здесь опасная среда для их становления. И в то же время повторяла: «Какие вы счастливые, что у вас нормальная семья!»

В то время у нас жила мама Антона Антоновича, и для нее абсолютно дико было слышать о пьющих родителях. В своей деревне она знала только об одном бестолковом семействе, а остальные работали как волы. Детей приучали. В селах меньше преступности, потому что дети больше заняты хозяйственными делами.

– Существует ли универсальный метод перевоспитания ребенка?

– Вспоминаю, как однажды выступала на комиссии заместитель директора по воспитательной работе СШ №3 г. Березы Любовь Юльяновна Глицук. Поначалу эта новая школа гремела преступлениями и правонарушениями, так как в основном сюда пришли не лучшие ученики из других школ. Любовь Юльяновна в присутствии председателей горсельисполкомов сказала: «Не измерить ту профилактическую работу, которую мы проводим. Об этом знают только те, кто непосредственно ею занят. Как тяжело дойти до каждого подростка! Но начинать нужно с родителя, чтобы ребенок был путным. А на родителей мало управы. Как не допустить правонарушений? Единственный выход – взять трудных в свою семью». Если отбросить некоторую утрированность, то, наверное, это и есть универсальный способ эффективного воздействия на подростка. Как ни печально…

– Вы много раз выступали с критикой на заседаниях и в печати. Не боялись, что кто-то отомстит из детей, родителей?

– Нет, потому что человек никогда не обидится, если почувствует, что за него переживают.

– Но, наверное, Вам доводилось ругаться, повышать голос?

– Никогда. Старалась со всеми быть корректной, подбирала слова, чтобы не задеть за живое. И своих детей не ругала, только убеждала, если нужно было.

Я желаю всем родителям показывать положительный пример своим детям. Наши дети – наше зеркало. Живите их жизнью, переживайте и радуйтесь вместе с ними, советуйте, как поступить в той или иной ситуации. Вовлекайте в полезные дела, не давайте бесцельно болтаться на улице. Подростков нужно учить сказать «нет», не поддаваться чужому влиянию. В первую очередь они должны хорошо учиться, тогда времени на плохие поступки не будет.

Коллегам – терпения и выдержки. Своей преемнице Ирине Федоровне Ярмошук, заместителю председателя комиссии по делам несовершеннолетних райисполкома, только позитива на работе, отличного настроения и семейного благополучия.

Фото Степана ТЮШКЕВИЧА.

Оставьте свой комментарий