Экономика и бизнес

Глина как музыка

22 Ноября 2019 1525 0

Литвинчук 2.JPG

С одной стороны, не боги горшки обжигают. С другой, без определенных знаний и навыков такую вроде бы простецкую вещь тоже не сделаешь. Владимир Литвинчук из Березы девять лет посвятил старинному ремеслу и теперь по праву называется гончаром. Увидеть его изделия, пообщаться и даже что-то купить вы можете на Большом рынке Березы (ул. Якова Свердлова), где мастер по воскресеньям торгует вместе со своей мамой Людмилой Анатольевной.

IMG_3842.JPG

Чтобы показать чудо превращения куска глины в кувшин Владимир пригласил меня на экскурсию в свою мастерскую в д. Заречье. Мастерская – небольшой домик с гончарным кругом, электрической обжиговой печью, столом (на нем расставлены для просушки тарелки), парой стульев, готовыми керамическими работами, собственно, и все.

Мастер берет в руки кусок красноватой глины, смачивает водой и начинает разминать и рассказывать о процессе:

– Покупаю красную глину в городском поселке Мир. Там есть предприятие, обеспечивающее сырьем всех гончаров страны. Березовская тоже годится, но ее надо очищать от известняка и других примесей. В целом на Брестчине есть залежи серой глины, которая после обжига дает белый цвет керамике. Сейчас я ее руками хорошо разминаю и отбиваю, чтобы выдавить пузыри воздуха. Масса должна стать однородной, как масло.

Далее Владимир на моих глазах принялся изготавливать крынку – традиционный белорусский сосуд, который крестьяне брали с собой на поле. Для этого он сел за гончарный круг, сделанный из электродвигателя известным брестским керамистом Виктором Тромзой.

Литвинчук.JPG

– За работу надо браться в хорошем настроении и с молитвой, потому что глина – живой материал, который впитывает энергию человека. А еще, как и для любого творчества здесь нужно вдохновение. Мои музы – Беларусь, которую я очень люблю, и дочки – Мирослава и Варвара.  Девочки мне помогают и сами уже кое-что пробуют ваять.

Итак, кусок глины кладем в центр круга. Локти опираются на колени, чтобы руки были устойчивы, потому что ладони – наш рабочий инструмент. И первый этап – центровка глины, чтобы сосуд получился ровным и симметричным.

Далее я завороженно смотрю на кусок вращающейся глины. Пластичный материал в руках мастера оживает, меняя форму, и из аморфного сгустка постепенно вытягивается вверх и приобретает цилиндрические очертания.

– Нужно сформировать одинаковую толщину стенок, – на ходу поясняет Владимир. – В белорусской керамике она примерно 5-6 мм. Если стенки будут разной толщины, изделие получится непрочным. Если попадается пузырь воздуха – мы останавливаем круг и лопаем его, протыкая ножиком. В целом сосуд «выкручивается» 15-20 минут. Высокое туловище и низкая шейка, сразу же переходящая в венчик – это отличие белорусской керамики. И еще S-образный профиль стенки сосуда. Украинская керамика, например, более вычурная и помпезная, и, как правило, с разноцветной глазуровкой. Но белорусская – она тоже неоднородна, есть свои различия по регионам.

IMG_3877.JPG

Наконец, двигатель останавливается, сосуд готов. Но снимать с круга его рано. Он должен немного, минут с десять, подвялиться, т.е. обсушиться. Мы продолжаем беседовать.

– Первый опыт я получил в детстве, – рассказывает гончар. – Нашел немного глины и вылепил из нее игрушечный корабль. Тогда и появилось ощущение, что это – мое. Хотел стать художником, не бросая глину, для этого окончил колледж искусств. Но во время учебы в университете культуры и искусств окончательно перешел на белорусскую керамику, направила меня в нужное русло преподаватель Тамара Ивановна Васюк. Познакомился со многими керамистами, мастерами, творческими людьми. До сих пор, например, на мой день рождения встречаемся, гончарим, делимся опытом. Десять минут пролетают незаметно. Собеседник берет в руку инструмент, напоминающий скальпель, и начинает выводить им на сосуде узоры:

– Сейчас мы наносим на сырую крынку орнамент. Мой брендовый орнамент – колосья – символ жизни, они людям очень нравятся. Для отделки существуют специальные инструменты – стеки, есть еще шнарык и петля, хотя, в принципе, можно использовать все что угодно – вилку, ножик и т.д. Затем пальцами, буквально одним движением, выгибаем летник (желобок). Остается последний ответственный момент – крынку срезать леской с гончарного круга. Почему ответственный? Иногда может вырваться кусок дна, тогда вся кропотливая работа идет насмарку.

Крынка срезается удачно. Владимир ставит ее на стол для обсыхания, это займет около пяти дней. Затем последует обжиг в электропечи при 900 градусах в течение суток.

– После обжига делаю «малачэнне» – это мой конек. Чернодымленая керамика – это древняя технология, а «молоченая» – более современная. Ее суть в том, что работы поливаются и окунаются в молоко, причем, оно обязательно должно быть из-под коровы. И снова отправляются в печь на повторный, «малачоны», обжиг при температуре уже 380 градусах. Это придает изделию шоколадный оттенок и плюс молоко закупоривает поры в керамике. После этого я немножко зачищаю поверхность наждачкой, чтобы проявился декор.

И делаю заключительную операцию – горячее вощение. Сосуд нагревается и со всех сторон натирается пчелиным воском. Тогда поры закупориваются уже окончательно, влага не проникает в стенки сосуда, который к тому же приобретает нарядный глянцевый блеск. Подобная технология была известна еще древним грекам, они, к примеру, использовали ее при производстве амфор. После вощения в продуктах не заводится плесень.

IMG_3818.JPG

– Владимир, вы считаете себя уже настоящим мастером?

– В керамике, как и любом другом искусстве, совершенствоваться можно бесконечно, не зря знаменитый московский керамист А.И. Поверин сказал: «Глина – это музыка». Мне посчастливилось побывать у него на мастер-классе, а до того я учился по его книгам. Что-то перенял у известных белорусских керамистов. Был в д. Городная – это деревня на Столинщине, колыбель гончарства Беларуси, тоже набирался опыта у тамошних мастеров. По моему мнению, признак настоящего мастерства – это, допустим, изготовление амфор с высокими горлами, даже до двух метров (как в Городной). Виртуозная работа! Их создают с помощью длинных палочек и обжигают в специальных горнах. Сам я иногда экспериментирую. Мне нравится, например, турецкая керамика – плитки, глазурь. И я кое-что делаю по ее мотивам.

– Популярны ли у населения керамические изделия и можно ли за счет этого ремесла жить?

– Я работаю по старинным белорусским технологиям и хочу, чтобы люди были ближе к своим корням. В ДЮСЭЦ веду у детей кружок по керамике, сегодня, например, проводил мастер-класс для учителей. И плюс тружусь на себя уже как ремесленник, а в будущем намерен полностью посвятить гончарному искусству все свое время. Чувствую, что это мое. И да, с этого можно жить. На рынке, ярмарках по всей стране продаем с мамой наши изделия. Были на «Споровских сенокосах», юбилее Бреста. Спрос есть: збаны, крынки, миски… Сейчас мода на керамику возвращается, народ тянется к таким изделиям, причем даже не в декоративных, а в утилитарных целях – керамика хорошо выдерживает температуру и долговечна. Берет мой кувшин в руки какая-нибудь бабушка, рассматривает и говорит: «Я вспоминаю свое детство…» И семьи таких людей действительно объединяет вкус детства, воспоминания, как они ели с больших мисок. В отличие от заводских тарелок, керамика вызывает у них приятные эмоции.

– Конкуренция среди белорусских мастеров существует?

– Конкуренции на рынке нет, наоборот, мы, мастера, между собой дружим.

И даже покупаем работы друг друга, чего греха таить – чтобы что-то перенять. Моя одна работа – кашник – есть даже у председателя Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь М.В. Мясниковича, подарил ему во время визита в Березу.

Но отсутствие конкуренции не говорит о том, что к тебе немедленно выстроится очередь. Надо продвигать себя. Я это делаю в «Инстаграме». И у меня есть даже собственное клеймо. Клеймо для керамиста как знак качества. Ставлю его на особенных работах. И  важен, конечно, грамотный экономический подход. Например, электропечь должна быть заполнена целиком. Если обжигаете большие вещи, в них пакуете маленькие – разные там сувениры. Потому что электроэнергия в таких количествах сильно затратна. Большие мастера обжигают изделия в специальных угольных печах. Это тоже непростой трудоемкий процесс. Так что уже изначально керамика ручной работы не может быть дешевой.

Николай СИНКЕВИЧ.

Фото автора.

Комментариев нет. Оставите свой?

Оставить комментарий
Войти через социальную сеть:
Номер 53135599