Экономика и бизнес

Наш человек в Qualcomm: Продолжение интервью с Евгением Гусевым

20 Марта 2019 1575 0

Гусев 4 сайт.jpg

Продолжение интервью с Евгением Гусевым, в прошлом выпускником СШ №1 г. Березы, а ныне жителем Кремниевой долины и руководителем исследовательского отдела компании Qualcomm.

Окончание. Начало в номере за 16 марта.

– Как попасть молодому амбициозному человеку на работу в такие мегакомпании, как, например, Qualcomm или Apple?

–  На самом деле, нет ничего невозможного. На мой взгляд, есть несколько основных составляющих успеха – это сильные профессиональные качества, упорство и трудолюбие, работа на результат и способность выходить из зоны комфорта. Ну и, конечно, немного удачи не помешает! Хорошая новость состоит в том, что на западном профессиональном рынке, а особенно американском, все решают способности человека. Толковые люди востребованы. Профессионалу своего дела гораздо проще найти работу и в Apple, и в других компаниях.

Это касается не только компаний, но и университетов и исследовательских центрoв. Я, допустим, семь лет работал в научно-исследовательском центре IBM (IBM T.J. Warson Research Center), где собраны лучшие из лучших со всего мира, и ученые мирового уровня, разрабатывающие революционные инновационные технологии.

Как стать таким профессионалом? Возьмем, к примеру, выдающихся людей из других областей – хоккеистов, которые играют в НХЛ. Почему играют? Потому что они профессионалы высшего класса на мировом уровне! Если ты играешь на таком уровне, тебя возьмут в любую профессиональную команду.

Поэтому в личном образовании и опыте надо выходить на самый высокий уровень, ставить себе самую высокую планку. Это первое необходимое условие. Второе – очень приветствуются здоровая агрессивность и напор. Это идет из внутренней уверенности, из амбиций. И  сразу чувствуется, что человек не просто силен в знаниях, но и интересен как личность, уверен в себе. Это два очень важных аспекта, применимых к каждому – и к молодым людям, и к девушкам. Если ты профессионал и можешь играть клюшкой на уровне НХЛ, и тебе хватает драйва сделать это – ты будешь там играть.

И это действует даже при экономических проблемах, например, нехватке денег на образование. Да, это фактор – с деньгами легче. Но при этом есть много благотворительных и образовательных программ – и международных, и университетских – которые возьмут толкового человека. В том же Принстонском университете, если у тебя хорошие результаты вступительных тестов (например, такие как GRE и TOEFL), ты можешь рассчитывать на поддержку наподобие нашей белорусской стипендии, т.е. университеты дают тебе шанс. Получить такую финансовую поддержку непросто, но возможно. Я лично знаю множество людей, которым это удалось. Такая же система и в национальных общинах, например, латинских. Университеты там тоже предоставляют помощь желающим учиться детям.

Возвращаясь к школьным воспоминаниям, у нас был классный руководитель Василий Максимович Максимук, и он нам говорил: человек, который хочет сделать – делает, а человек, который не хочет – найдет сто предлогов, чтобы не сделать. Все в итоге упирается в самого человека. Ну и фактор удачи так-же  есть. Я в Америке оказался тоже случайно. Но резкие повороты судьбы, с одной стороны можно рассматривать как фактор случайности, с другой это предопределено самим человеком. Если бы не эта случайность, потом произошла бы другая… Поэтому молодым людям совет – дерзать и ничего не бояться!

Ну, и со своей стороны, готов быть полезным практически: если у кого-то из молодых талантов возникнут вопросы или понадобится совет, они могут связаться со мной напрямую, например, через профессиональную сеть LinkedIn (Evgeni Gousev), и я буду рад оказать посильное содействие.

– Сейчас в мире модная тема стартапы. Некоторые белорусские вышли даже на хороший международный уровень. Стоит ли заниматься этим или лучше устроиться на работу в большую компанию?

– Это тоже зависит от человека. Некоторые люди созданы быть стартаперами, у них есть хороший здоровый авантюризм. Я несколько лет проработал в компании, и многие ребята здесь так тоже делают, чтобы просто получить опыт, наработать какие-то связи.

В стартапах, думаю, есть еще немножко фактор моды. Потому что стартапная жизнь не сладкая, и из всех стартапов выживают, грубо говоря, полпроцента. Все хотят выиграть лотерею, а выигрывают единицы. Но, в любом случае, будет опыт, ведь учимся мы на ошибках. В молодости это легче, потому что меньше можно чего-то потерять,
а дальше по жизни все больше обрастаешь обязательствами и другими вещами. Люди стартапов генетически к этому предрасположены. Это люди особого типа, которые могут и хотят рисковать, которые могут работать и делать все что угодно ради результата.

– Евгений, интересно, что Вами движет в работе? Ваша личная мотивация?

– Я, наверное, все еще остался романтиком. Мне интересны большие и сложные проекты. Те, которые могут каким-то образом внести большой вклад, которые приведут к существенным результатам серьезного масштаба – или с точки зрения технологий будущего, или улучшения жизни общества, или изменений в индустрии революционного характера. И это даже не столько финансовый интерес, сколько желание сделать что-то большое, из разряда «миссия невыполнима».

Например, те инновации, у истоков которых мы с командой стояли в IBM, сегодня можно встретить в любом смартфоне. И осознание того, что сейчас почти каждый в мире носит в кармане результат твоих многолетних разработок, является самой мощной мотивацией. Это, с одной стороны. С другой, меня очень интересует человеческая составляющая. Меня воодушевляет работа с моей командой. Я заряжаюсь от них, а они от меня. Поскольку большая часть нашей жизни производственная, ты вынужден так или иначе большую часть своего времени находиться в коллективе и вести этот коллектив, как корабль. Бывают тихие воды, бывают шторма, и это очень сильно меня мотивирует.

Как говорили еще в СССР, рабочий коллектив становится семьей. Коллектив у нас очень интернационален, в нем собраны люди со всего мира, и это даже интересно – разные культурные взгляды, разные мировоззрения. Что в конечном итоге важно, так это уважение к человеку и его труду.

Ну и рост молодежи. Приятно смотреть, когда они у тебя на глазах растут, матереют. Тоже получаешь от этого удовлетворение, осознавая, что ты что-то сделал для чужой жизни. Помог, научил, направил…

– Интересна организация вашей работы в компании: продолжительность рабочего дня, выходные и т.д.?

– Во многих компаниях эта система очень даже гибкая. И в Кремниевой долине все определяется конечным результатом. Я это говорю и своей команде: ты можешь работать день и получить результат, а можешь работать и две недели, но ничего не сделать. И мое отношение к команде такое: вы, ребята, профессионалы и сами знаете, как и что делать. Я вам даю условия и направление, а вы уже сами делаете. И меня не волнует, работаете вы с шести до шести или с десяти до двух – это уже не мое дело.

Здесь интересна аналогия с НХЛ. Я вот что узнал. У хоккеистов  сезон заканчивается в мае, а следующий начинается в сентябре. Получается три месяца летних каникул. И поскольку все эти молодые ребята – профессионалы, они июнь отдыхают, а на июль-август нанимают персональных тренеров и серьезно тренируются. Т.е. они приходят на работу в сентябре уже в полной форме: накачанные и боевые. Это определенный профессионализм: никто тебя не будет за ручку водить. Ты знаешь, что делать, тебя научили, ты независимый человек – добивайся результата.

Жизнь здесь – гонка. Можно добиться успеха и обогатиться – это все реально. Мои люди – профессионалы, и моя цель – лишь помочь им в работе.

И еще: несмотря на то, что график у нас очень гибкий, в среднем все работают очень много, думаю, порядка 50 часов в неделю. Если какой-то аврал, то и 70 часов. В тихое время может быть 40 часов.

Сейчас еще происходит интересная вещь. Приходит новое поколение и вместе с ним меняется подход к стилю жизни. Вопрос в том, как сбалансировать личную жизнь и работу. Для них этой грани не существует. Они дома ночью могут трудиться, а в офисе смотреть кино. У них граница между личной жизнью и работой полностью размыта. Они привыкли быть многозадачны ми, т.е. включаться сразу в несколько вещей. Причем такая культура поощряется в компаниях типа Гугла, Фейсбука. Молодые там устраивают всякие хакатоны по ночам, в течение нескольких суток. Компании это приветствуют, вовлекают таким образом в корпоративную культуру.

При этом система эта настолько гибкая, что у нас в Qualcomm и других компаниях отпуска безграничные. Можно брать отпуск на сколько угодно – ограничений нет. Но это опять-таки, капиталистический трюк. Он состоит в том, что человек, имея неограниченный отпуск, в реальной жизни берет меньше выходных дней, потому что есть объем работы, который надо сделать, и человек контролирует себя сам. Получается, что на практике эта гибкость действует в сторону затягивания и ужесточения.

– Со своими доходами жителям Кремниевой долины, как я понимаю, доступны все виды отдыха?

– Это опять-таки определяется стилем жизни. С точки зрения зарплат, Кремниевая долина с ее компаниями-гигантами, венчурными инвестициями и многочисленными стартапами, конечно, является особым местом, не только в США, но и во всем мире. Но в целом, да, многое доступно, потому что по абсолютному соотношению зарплаты к отпуску ничего особенного в затратах на отдых нет. Поехать на Гавайи или, допустим, в Крым – не такая уж большая разница. Больше ограничений по отпуску накладывает необходимость поиска свободного времени: как найти свободный промежуток, особенно с детьми, потому что у них каникулы в определенное время. Так что, по существу, здесь более важный фактор время, нежели финансы. По крайней мере, так обстоят дела в моей среде.

Но моя среда тоже в некоем смысле крайне не сбалансирована. Для инженерного состава это, наверное, самое оплачиваемое место в мире. И здесь главная проблема – время, как найти время? В странах постсоветского пространства было принято копить на отпуск или одалживать. А при американском образе жизни у специалистов в хай-тек сферах на отпуск уходит меньшая часть зарплаты. Большая статья расходов – образование детей, оно платное. Но здесь тоже большой разброс – можно пойти в местный колледж, а можно в Принстон. Тут также очень дорогое жилье, особенно в Кремниевой долине. И медицина. Это три основных статьи расходов. А еда, отпуск, автомобили – это все сравнительно более-менее доступно.

– Сейчас Вы чему-то учитесь? Это к вопросу о непрерывности образования и самосовершенствования.

– Конечно! Постоянная учеба происходит по многим направлениям. От знаний, полученных на конференциях и бизнес-встречах с партнерами и клиентами, до обмена опытом с новыми ребятами, которые к нам приходят. Это и корпоративное обучение в пределах компании – оно не ограничено в любой корпорации. Все определяется твоим ресурсом времени, амбициями и тем, чего ты хочешь с профессиональной точки зрения.

Как пример: мой сын закончил университет, получил бакалавра по компьютерным технологиям, и я спрашивал его в свое время: «Дальше пойдешь получать магистрат или писать кандидатскую?» Он ответил, что в компании научится быстрее и больше, чем продолжая учебу в университете.

В компании совсем другие ритм, скорость, объемы и возможности с точки зрения оборудования, приборов, команд. Другими словами, если ты не хочешь идти в академическое образование и становиться профессором, год работы в компании для тебя будет равняться трем годам университета. В реальной жизни ты научишься большему гораздо быстрее. Новые проекты, тренды, вызовы и возможности – довольно сложно удержаться в таком ритме – и ты постоянно чему-то учишься.

– Евгений, есть ли у Вас какая-то ностальгия по родине?

– Глубоко в душе я остаюсь русским. Я приехал в Америку случайно, на полгода – было интересно увидеть и попробовать. Потом продлил еще на полгода, потом еще раз. Полугодичная командировка растянулась на четверть века.

Я себя эмигрантом не считаю и у меня не было цели эмигрировать. И даже американский паспорт я получил всего несколько лет назад, а до того жил здесь по Грин кард. Классическая ностальгия была, наверное, первые лет пять. Возникала при возвращении в Америку. Приземляюсь и чувствую: что-то не то. Но в течение 2-3 дней все проходит, работа и привычный ритм затягивают. А потом после первых пяти лет она ушла, у меня в голове сложилась более глобальная картина мира. Считаю себя человеком мира и в профессиональном плане, и в целом, по-человечески. Много старых друзей остались в России и Беларуси. Много хороших друзей разбросаны по миру на разных континентах.

Я в свое время даже в Японии работал, а эта страна для иностранцев очень специфическая.

Где буду лет через пять? Я открыт этому миру. Я бы смог поработать и в других местах – Европе, например, или Азии. Поскольку мир стал очень глобальным, люди могут работать во многих ведущих центрах. Я бы сейчас и в России мог бы поработать, и в Беларуси. Если появятся подходящие условия и перспективные проекты, если это будет интересно, и я увижу, что приношу пользу людям и себе – почему нет? Это профессиональный, глобальный подход и взгляд на мир.

Ну и, конечно, очень важен подбор людей в команду. Еще интересное наблюдение к вопросу о профессионализме и работе за границей – в Америке никто ни разу у меня не спросил диплом. Здесь все определяется не бумажкой, а тем, что может человек, его профессионализмом.

Кстати, у меня есть ведь и другая сторона, не только производственная и инновационная, но и научная – публикации, презентации, патенты. На сегодняшний день мои труды и научные статьи – это 166 публикаций в международных научных журналах, 24 изданные книги, в которых я выступаю в качестве редактора, а также более 100 приглашенных презентаций и докладов для ключевых научных конференций по всему миру. Google scholar – популярный индекс цитирования – выдает 10 тысяч цитирований моих трудов, и мой Индекс Хирша равен 46. Фактически, это уровень ведущих профессоров. Если Овечкин может забивать шайбы больше и лучше всех, никто не спросит, где он учился и какой у него диплом.

В завершение хочу выразить благодарность родному городу, давшему мне правильный трамплин в жизнь. Трамплин может и маленький, если смотреть со стороны, но платформу для прыжка дал мощную. И хочется пожелать, чтобы наша «первая» березовская школа продолжала выпускать отличных учеников и просто хороших образованных людей, а также, чтобы учителя были здоровы, уважаемы и хорошо оплачиваемы, потому что это достойная работа. Я рад, что ваша газета все еще существует под тем же названием спустя столько лет, с тех пор как я уехал из Березы.

Николай СИНКЕВИЧ.

Первая часть интервью >>>

Читайте также: "Наш человек в Apple" (интервью с Виталием Карпинчиком – IT-специалистом корпорации Apple Inc) >>>

Комментариев нет. Оставите свой?

Оставить комментарий
CAPTCHA
Номер 53135599