Массово-политическая газета Березовского района

Забыть нельзя!

184
Опубликовано,
21 июня 2017

В 1945 г. на имя Богоявленского — секретаря Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию злодеяний и учету ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками, были направлены документы, свидетельствующие о злодеяниях гитлеровцев в Березовском районе. Долгое время эти сведения хранились в Федеральном казенном учреждении «Государственный архив Российской Федерации». В начале 2017 г. документы в электронном виде на правах подлинников были переданы в Зональный государственный архив в г. Кобрине.

Для расследования злодеяний фашистов на территории района была создана специальная комиссия. В ее состав вошли: председатель райисполкома Василий Никитич Бурый, начальник районного отдела НКВД Степан Ильич Морозов, начальник районного отдела НКГБ Василий Александрович Дрожжин. Возглавил комиссию секретарь райкома партии Семен Адамович Яроцкий. Аналогичные комиссии были созданы и в сельсоветах. В них вошли председатели сельисполкомов и другие компетентные лица из числа местных жителей. Члены комиссии произвели опросы непосредственных свидетелей событий, допрашивали бывших полицейских, исследовали места захоронений, производили медицинские экспертизы.

Были составлены 16 актов со статистическими данными о жертвах среди мирного населения во время оккупации территории Березовского района немецко-фашистскими захватчиками: сводный по району, по г. Березе и отдельно по каждому сельсовету. Также были составлены поименные списки мирных граждан, расстрелянных и угнанных в Германию. Члены комиссии составили и список руководителей злодеяний на оккупированной территории района, среди которых выделяли коменданта полиции Ольшевского. В сводном акте о злодеяниях фашистов и их сообщников говорится, что за период оккупации было расстреляно, повешено, сожжено и замучено 5899 жителей района, насильно угнано в Германию 1358 человек. В 1942 г. начались массовые расстрелы как белорусов, поляков и евреев, так и «восточников», жен командного состава, не успевших эвакуироваться. Массовые расстрелы начались с апреля 1942 г., когда прибыл «истребительный отряд немцев и украинцев. Вместе с ними прибыло «СД». С их приходом в г. Березе было создано два лагеря гетто «А» и «Б». В гетто «А» были собраны еврейские специалисты и фактически здоровые люди, а в «Б» – старики, женщины и дети. Вначале были вывезены и уничтожены на Бронной Горе евреи гетто «Б», затем «А». Кроме лиц этой национальности расстреливали белорусов и поляков, которые лояльно относились к СССР.

За период оккупации производились массовые расстрелы мирных жителей у стен монастыря в г. Березе, у железнодорожной станции Бронная Гора, у д. Смолярка. Было расследовано убийство свыше 4500 человек «у стен монастыря на юго-западной окраине г. Березы» в 1941-1943 гг. В этом месте обследовано 24 могилы разных размеров. Одна из них, расположенная с восточной стороны монастыря, была шириной 3 м, длиной 50 м, глубиной 2,5 м, «слой залегания трупов 1,5 метра». Другие поменьше – размерами 2х3, 3х4, 5х8 метров. На основании исследования могил и показаний свидетелей был составлен акт. В нем говорится: «К подготовленным заранее ямам подходили автомашины с советскими гражданами разных национальностей. С остановившейся у ямы машины немецко-фашистские захватчики в форме «СС» и «СД» уводили под строгой охраной по три человека, перед ямой раздевали их наголо. Загоняли по лестнице в яму, укладывали лицом вниз один возле другого, после чего с автоматов расстреливали. По заполнению трупами могила закрывалась. Через несколько дней после расстрела одной группы фашисты производили расстрел каждой последующей. Если кто-либо не хотел раздеваться, либо не хотел лезть в яму, был убит прикладами, тупым оружием…»

Вот что пишет свидетельница, которая проживала в г. Березе во время оккупации. Ее дом находился в 500 м от места расправ. «Первый массовый расстрел был произведен в 1941 г. Месяц не помню, но глубокой осенью, 19 человек из д. Олехновичи. Этот момент мне очень запомнился, потому что я видела такое первый раз в жизни. По людям можно было видеть, что они пережили очень много мучений. Лица их были синие и распухшие от побоев. Одежда порванная, и полосами прилипшая к телу, с просачивающейся кровью. Люди шли, опустив головы вниз, и при попытке повернуть головой были крики полицейских» Эта же свидетельница рассказывала, как в 4 часа утра 1942 г. были арестованы все «люди с Востока», жившие в г. Березе, и расстреляны у монастыря в заранее подготовленных ямах. В дальнейшем аресты происходили или рано утром, или вечером. Ей часто приходилось слышать, как люди просили о помиловании. Но затем она слышала душераздирающие крики и выстрелы. Однажды, находясь неподалеку от места расправы, она видела, как старушка, раздеваясь, подала немцу веревочку с пояса и сказала: «На, паночку, это тебе пригодится, не тебе, так твоим детям». За этим сразу же последовал выстрел. Площадь возле монастыря, где находились ямы, была обнесена колючей проволокой, и подойти к ним было невозможно. Расстрелы происходили почти каждый день. Люди были разных возрастов, и даже женщины с грудными младенцами на руках. Некоторые пытались бежать, но их расстреливали и к яме трупы несли люди, которых также расстреливали.

Чтобы скрыть следы своих зверств, в марте 1944 г. 23 могилы были раскопаны, трупы сожжены в печах. На местах сожжения были обнаружены недогоревшие кости. В мае 1944 г. голландец, который работал у монастыря у немцев, сообщил местному жителю, что сожгли 2500 трупов, обливая их нефтью и бензином. Житель Березы спросил, зачем сжигаете трупы, на что был получен ответ: «Чтобы скрыть их количество».

Бронная Гора

Обследовав места массовых захоронений возле железнодорожной станции Бронная Гора и показания свидетелей, комиссия установила факт массового истребления мирных граждан в этом месте. С июня по ноябрь 1942 г. там были расстреляны свыше 50 тысяч человек.

В мае-июне 1942 г. в 400 м от станции началась копка могил на площади 16800 м2. Для этого немцы привлекали жителей близлежащих деревень, по 600-800 человек в день. Чтобы ускорить процесс, применяли взрывчатые вещества — тол и снаряды. Таких ям было вырыто 8, длиной от 12 до 63 м, шириной от 4,5 до 8,5 м, глубиной до 4 м. По окончанию копки могил немцы начали доставку эшелонами на станцию Бронная Гора людей разных национальностей — русских, белорусов, евреев, поляков. Как утверждают свидетели событий, в подавляющем большинстве это были евреи. Вагоны охранялись конвоем немцев в форме «СС» и «СД». Эшелоны прибывали из Березы, Бреста, Дрогичина, Яново, Городца и других железнодорожных станций. По словам очевидца, который работал стрелочником, первый эшелон из 16 вагонов прибыл из г. Березы. В каждом вагоне было свыше 200 человек. Это были евреи из гетто «Б».

Из протокола допроса старшего полицейского стало известно о расстреле евреев г. Березы: «Когда мы, полицейские, собрались, то нас расставили охранять дома евреев. Охрана была выставлена так: один полицейский, а рядом с ним немец. Поставили нас в метрах 3-5 друг от друга позади еврейских домов. Нас полицейских было 250-300 человек. Приказали никого не выпускать из домов и никого не впускать. Оцепили так охраной мы еврейские дома еще вечером. А с восходом солнца подогнали грузовые автомашины, немцы стали выгонять из домов и сажать евреев» Их вывезли на железнодорожную станцию. «Там погрузили всех в товарные вагоны, набили каждый вагон битком, и повезли, как вскоре стало известно, на Бронную Гору», – продолжил полицейский. Он вместе с другими полицейскими и частью гестаповцев охранял место расстрела, находясь в 200 м от могил. «Из любопытства я лично наблюдал, как происходил расстрел евреев», – цинично заявлял полицейский.

Второй эшелон в составе 46 вагонов прибыл со станций Дрогичин, Яново, Городец. «Всего на Бронную Гору прибыло 186 вагонов с советскими гражданами, которые были расстреляны. Прибывающие эшелоны отправлялись обратно, при этом в вагонах находилась одежда расстрелянных граждан», — рассказывал стрелочник железнодорожной станции. Он хорошо знал немецкий язык. Начальник станции говорил ему, что было уничтожено свыше 48 тысяч советских граждан. Вагоны были очень перегружены, вместе с живыми людьми там к моменту доставки находились и мертвые. Как рассказывает еще один свидетель, работавший во время оккупации на железнодорожной станции Бронная Гора, «…я лично видел через окна вагонов прибывших. Вагоны подавались на ответвление железной дороги на расстоянии 250 м от станции, к военным складам возле вырытых ям. Вагоны разгружались поочередно. Людей заставляли раздеваться догола, осматривали пальцы рук и снимали с них при наличии кольца. После чего по узкому коридору из колючей проволоки отводили к ямам и первых по лестнице спускали в ямы и заставляли ложиться лицом вниз вплотную друг к другу. Младенцев матери несли к ямам на руках. При заполнении первого ряда немцы в форме «СС» и «СД» производили выстрелы из автоматов. Таким же образом помещался второй, третий и т.д ряды до заполнения могил. Все эти мучительные действия сопровождались душераздирающими криками мужчин, женщин и детей».

В марте 1944 г., чтобы скрыть следы злодеяний, фашисты пригнали на место захоронения граждан из разных мест Брестской области. Они производили раскопку могил и сжигание трупов. Трупы сжигали при помощи горючей смеси днем и ночью в течение 15 суток. «Во время сжигания трупов по поселку Бронная Гора ощущался невыносимый запах», – рассказывал очевидец событий. После окончания работ были расстреляны и сожжены также и рабочие. На поверхности могил и площадок, где производилось сжигание трупов, немцы насадили молодые деревья.

После освобождения Березовского района от немецко-фашистских захватчиков осенью 1944 г. в местах захоронений производили раскопки. На месте могил нашли лишь остатки костей, заколки, деньги советских знаков, детские ботиночки. Это все, что осталось от 50 тысяч живших и любивших людей, павших от одурманенных фашистской идеологией палачей.

Массовые расстрелы мирных людей происходили и в 500 м от д. Смолярка и 60 м от шоссейной дороги Москва-Варшава. Здесь заранее выкапывались могилы и доставлялись жители г. Березы и деревень района на автомашинах, покрытых брезентом. Расстрел производился таким же способом, как и на Бронной Горе.  В октябре 1942 г. в течение трех дней здесь было расстреляно свыше 1000 человек. А по свидетельству полицейского был произведен второй массовый расстрел евреев г. Березы: «…около 3000 человек, в том числе евреев и работников НКВД, партийного и советского актива». Для закапывания ям привлекали простых жителей. Как свидетельствует житель г. Березы, расстрелу предшествовал пожар в гетто. Он побежал тушить горящий дом, но вскоре его и еще 20 мужчин остановили полицейские, приказали пойти домой за лопатами, в два часа днем собраться в центре г. Березы. Собравшихся повели по шоссе к д. Смолярка, где они были свидетелями расстрела. С каждой машины оставляли по несколько человек и заставляли слегка присыпать песком расстрелянных, затем расстреливали и их. «Под вечер, т. е. на заходе солнца, нам было приказано зарыть ямы. Когда мы подошли к ним, то я видел, что люди, лежавшие в ямах, шевелились…».

Оккупанты чинили расправы по всему району, не обойдя территорию ни одного сельсовета. Жителей вывозили в Германию насильно в скотных вагонах. Расстреливали в одиночку и целыми семьями. По составленным комиссиями актам о фактах злодеяний над мирными жителями на территории сельсоветов, известно, что на территории Ревятичского сельсовета было убито 50 мирных граждан, вывезено в Германию 91; Междулесского –  убито и замучено 85 человек, 92 угнано в Германию; Самойловичского – соответственно 23 и 82 человека; Пешковского –  24 и 41 житель;  Соколовского –  92 человека замучены, 71 угнан в Германию; Нарутовичского –  расстреляно  36 человек, угнано в Германию 67; Совинского  – 56 человек лишены жизни, 131 угнан в рабство; Кабаковкого соответственно 39 и 75; Высоковского –  расстреляно 24 человека, 64 угнано  в Германию.

Особенно свирепствовали оккупанты во время активизации партизанского движения. Часто немцы делали так: переодевались как партизаны, приходили в семьи и просили хлеба. Если люди оказывали помощь, то расстреливали всю семью. Эти расстрелы происходили также и по доносам. О зверствах фашистов в деревнях района также много свидетельств. 2 июня 1942 г. в 4 часа утра отряд эсесовцев напал на д. Бармуты Ревятичского сельсовета. Они схватили 16 человек, вывезли их за деревню и расстреляли разрывными пулями из пулемета. В ноябре 1942 г. в д. Ревятичи отряд эсесовцев арестовал семью. Главу семьи повесили на телефонном столбе и приказали не снимать три дня. А его жену с тремя детьми вывели к заранее вырытой яме. «... перед этим немец приказал солтысу выкопать яму примерно в 100-150 м от их дома и поручик украинского «СД» собственноручно расстрелял их», – свидетельствует старший полицейский г. Березы.

В 1943-1944 гг. в д. Селец расстреляли 16 человек на еврейском кладбище в заранее подготовленную яму, которую заставили копать жителей деревни. Под кляштором возле Березы расстреляли 30 жителей д. Селец, сожгли семью в д. Совино, «5 малых детей погибли в огне вместе со своими родителями», а в д. Стригинь женщину с годовалым ребенком.

В д. Шилин в январе 1944 г., как рассказывает один из местных жителей, «ворвалась группа немцев и по пути стали убивать мирных граждан. Люди это увидели, начали убегать в лес по направлению к д. Еленово. За то время сожгли 11 домов и убили 15 человек»  Утром 17 января 1944 г. карательный батальон «СС» начал наступление на деревню, по пути их встретили партизаны, началась перестрелка, и немцы отступили. Вечером, получив подкрепления из города, немцы вновь пошли на деревню. «На этот раз уже полностью были хозяевами беззащитного населения. Немецкие палачи бросали гранаты в дома, где видели, что там есть кто-нибудь, женщины или дети, не было пощады никому». Сразу пять семей из д. Сошица – 32 человека, фашисты завели за полкилометра за деревню и расстреляли.

«Я мать погибшего от немецко-фашистских бандитов единственного сына, — пишет жительница д. Малые Лесковичи, — видела его издевательскую смерть» Сын ее — партизанский связной, был схвачен фашистами в километре от деревни, когда направлялся в партизанский отряд. Его били прикладами по голове, перебили кости на ногах и добили штыковыми ударами в живот и грудь. Другая женщина из д. Большие Лесковичи свидетельствует, как ее сына схватили из дома, увезли и привезли чуть живого, чтобы в итоге расстрелять у нее на глазах. Похоронить не разрешили, хоронили в лесу без гроба.

Хочется верить, что эти факты преступлений против человечности не смогут оставить равнодушными современников. Таков закон истории: все, что не принимается и не осмысливается, а отрицается и забывается, может повториться. И потому, забыть такое нельзя!

Светлана КУЗИНА, заведующий отделом Зонального государственного архива в г. Кобрине.

На снимке место расстрелов на Бронной Горе.

Оставьте свой комментарий