Массово-политическая газета Березовского района

Рука об руку с законом

136
Анна Пармон,
13 сентября 2017

12 сентября – День образования Следственного комитета Республики Беларусь.

Молодая еще структура ежегодно оправдывает свое возникновение и отделение от МВД. В Березовском отделе СК кто-то работает с первых дней его образования, кто-то пришел позже. Заместитель начальника Березовского РОСК, начальник 1-го следственного отделения подполковник юстиции Сергей Пашкевич в следствии уже давно. Сергей Николаевич – один из тех, кто прошел долгий путь «через тернии» и о работе следователя и всего отдела может судить не понаслышке.

– Каким образом складывалось Ваше продвижение по службе?

– Начинал я, как и большинство здесь, с милиции. Туда пришел в 25 лет после службы в армии и получения высшего юридического образования. Готов был идти на любую должность. У нас своего рода семейная династия: у моего отца три брата, и все четверо – люди в погонах, офицеры. Пришел я в отделение предварительного расследования, попал в дознание, а оттуда через полтора года перешел в следствие, потому что было желание работать с более сложными делами. Это куда интереснее, стало много именно расследовательской деятельности. Приходилось постоянно работать до позднего вечера, выходных попросту не было. Да и сейчас так. Но работа нравилась, было много сил. Через три с половиной года меня назначили начальником следственного отделения, я тогда был старшим лейтенантом. Это исключение, что так сложилось, ведь обычно на подобные должности назначали майоров. Но и отделение у нас было на стадии становления. А в текущую должность я вступил в январе 2012 года.

– Как изменился с того момента круг Ваших обязанностей?

– Он расширился. Потому что изначально не была сформирована нормативно-правовая база, касающаяся Следственного комитета. Полномочия, как и были, так и остались. А вот обязанностей стало больше. Ведь спрос ужесточился, контроль усилился. И на данный момент алгоритм действий прописан и закреплен во всех нормативно-правовых актах, начиная с дисциплинарного устава, заканчивая всеми нашими ведомственными и внутриведомственными приказами. Мои обязанности заключаются в общем руководстве отделом в отсутствии его начальника и в непосредственном контроле за работой сотрудников 1-го отделения, которые находятся у меня в прямом подчинении.

– Что проще – контролировать или же самому заниматься расследованиями?

– Исполнителем быть все-таки проще: ответственности меньше. И спрос больше с того, кто руководит. Если у меня спрашивают, почему я не смог обеспечить исполнение конкретным сотрудником определенной задачи, то никого особо не волнует, что произошло, даже если причины были уважительные.

– Как со временем изменилось Ваше представление о профессии следователя?

– Изначально я не понимал специфику работы следователя. Знал, кто такой следователь и как он работает, только исходя из того, что видел на практике в следственном отделе. Я ездил на все проверки показаний, на следственные эксперименты, присутствовал во время допросов. И тогда думал, что понимаю: до тех пор, пока не ощутил на своей шкуре. На деле оказалось, что существует огромное количество нюансов, в том числе и формальностей. Отсутствие одной подписи либо даже случайно пропущенной запятой может разрушить всю доказательственную базу, и из-за неправильно составленного документа лицо может избежать уголовной ответственности.

Мне нравятся молодые следователи, которые к нам приходят. У них свежий взгляд. Особенно это отражается на расследовании компьютерных преступлений, хищений банковских карточек. Молодые сотрудники обходят привычные нам алгоритмы действий, у них другое мышление, что зачастую повышает эффективность работы.

– С какими трудностями сталкиваются сотрудники Следственного комитета?

– Каждое преступление сложное само по себе, потому что это беда. И следователю в эту беду нужно погрузиться, вычленить все необходимое, записать. Если сотрудник СК не найдет психологический контакт с опрашиваемым, допрос будет не информативный, и расследование далеко не продвинется. Расследовать – значит спрашивать именно то, что нужно. Главное, найти правильное и законное решение по уголовному делу. При этом любой психологический прессинг недопустим. Кстати, давить на жалость во время допроса у следователя бесполезно. Мы всегда сохраняем хладнокровие. В моей практике была подозреваемая женщина: ей изменил муж, и она хотела совершить покушение на беременную соперницу. Предыстория обвиняемой вызывала сочувствие: несчастливый брак, жизненные проблемы... Тем не менее женщину арестовали, предъявили обвинение, направили в суд, и тот назначил ей наказание в виде лишения свободы.

– Не поделитесь успехами отдела?

– По последним данным, за этот год в суд нами направлено 156 уголовных дел (в отношении 171 обвиняемого, из которых 36 находились под стражей), в порядке ускоренного производства – 46 уголовных дел, прекращено 22 дела, внесено 178 представлений по результатам расследований. А в срок до 1-го месяца нами выполнено 62% дел. Стремимся к 70%. В целях исполнения приговора наложен арест на имущество на сумму в 331 773 рубля, возместили ущерб на 69,1%. Мы продолжаем сохранять лидирующие позиции! Сейчас в своей подгруппе занимаем второе место в турнирной таблице, но еще есть время до конца года, чтобы улучшить этот показатель. Так что всех сотрудников Березовского РОСК поздравляем с Днем образования Следственного комитета, желаем сил и живого энтузиазма – без него никуда!

Фото Степана ТЮШКЕВИЧА.

Оставьте свой комментарий