Люди и судьбы

Мысли вслух. Это необъяснимо

27 Ноября 2018 1556 0

Устиловская ааа.jpg

Елена Козлович-Устиловская, учитель белорусского и польского языков Стригинской СШ, 33 года

Нужно быть счастливым у себя дома, чтобы сделать счастливым общество в целом.

Я кое-что переняла из польской культуры. Зупа коперкова (укропный суп) – это очень хорошая вещь, если по блюдам. Бигос – хорошая штука (просто хорошая, я его не готовлю). Люблю поэкспериментировать с выпечкой по польской рецептуре. Пришлись мне по душе и католические традиции, учитывая, что крещена я была в православии. Мы в семье отмечаем Рождество, делимся оплатками. Это очень мило, очень трогательно. И для духовного роста, развития эти моменты тоже очень важны.

Мне легче и проще работать в творческом беспорядке. Не то чтобы там берлога была, нет. Скорее, мини-хаос. А если писать что-то творческое не на компьютере – это обязательно какой-нибудь огрызок бумаги и карандаш. Все это с детства. А вообще среди поэтов я себя считаю исключением – нет этого полета в облаках, скорее, даже есть бытовая приземленность.

У меня есть подарок от Бога – понимающий муж и помощница-дочушка.

Источник хорошего настроения – душевное равновесие, семья и, наверное, все-таки Святой Дух. Реально. Чем чаще на молитву становишься, тем ты более упорядоченнее и начинаешь видеть смысл даже в серой бытовухе.

Однажды, сев писать стих про Брестскую крепость, у меня получилось про… кляштор. Неожиданно для себя.

Бывает, стих пишется пять минут. А бывает, стихи лежат по полгода. Бывает, нужно рифмовать со словарем. А бывает – словно какой-то просвет на душе. Всегда по-разному. Это необъяснимо.

Каждое утро у меня идеальное, независимо от того, во сколько я встаю, а я могу и до десяти спать. Когда ты просыпаешься со своей семьей, когда тебя обнимает муж, целует ребенок.

Я люблю работать ночью, и отсюда у меня бывают проблемы в семье. Мне говорят: «Пора спать!» А я не могу, у меня работун. И мне удобнее спать утром.

Походить пешком – этого сейчас мне очень не хватает, и я скучаю по тем временам, когда можно было себе позволить «побегать», куда-либо опаздывая.

Цель стиха – чтобы после его прочтения появились какие-то мысли, чувства, размышления.

Лучший способ решения проблем – молитва. Я очень эмоциональный человек, и когда эмоции диктуют развязку событий – это не всегда правильно. Вторая мысль бывает мудрее. И для эмоциональных людей включить эту вторую мысль помогает молитва.

Мудрость не приходит так. Нужно сто раз упасть, прежде чем в сто первый раз поступишь правильно.

Если карьера начинает заменять женщине семью, то это уже тревожный сигнал, который через много лет себя проявит. Женственность в быту – это важно.

Я люблю ходить пешком, а за рулем – это вынужденная мера, это не мое. Принципиально не езжу в большие города.

Главный в семье муж, но ввиду своего эгоизма я постоянно пытаюсь перетягивать одеяло на себя. Когда в ЗАГСе нужно было ломать каравай (у кого больше кусок, тот и правит), я мужу его отдала целиком. В спорных ситуациях я вспоминаю этот момент и понимаю: должна уступить.

Мне часто приходится ломать свой характер, потому что он амбициозный и лидерский, а в семье нужно от этого отступать.

Если бы случайно забыла свой настоящий возраст, то дала бы себе где-то за 50.

Детство у меня было счастливое – все походы в магазин обычно заканчивались покупкой игрушек.

Случалось, я своими словами и поведением обижала близких людей. Это ошибки, которые потом приводили к глубоким ранам.

Мой самый главный критик – муж, и в целом я всегда согласна с его мнением.

Была ситуация, когда я долго откладывала один важный разговор, а человек взял и умер в возрасте
40 лет.

Средство от завистников – молитва к архангелу Михаилу, и еще счастливо жить – пусть завидуют.

Доверять людям можно и нужно. Да, обманывают, всякое бывает. Но нужно давать людям шанс исправиться. Потому что неизвестно, как нас люди воспринимают, и мы тоже можем ошибаться.

Для меня как христианки ориентир – Иисус Христос, и я стараюсь соответствовать принципам Нового Завета.

Счастье для меня не измеряется деньгами. Для счастья их вообще может не быть.

Для мужчин непростительно забывать, что они мужчины, а для женщин – что они женщины.

В детстве я никогда не понимала цирк и всегда боялась клоунов. Но детство у меня ассоциируется именно с цирком – хорошим, качественным, для этого мы ездили в Гомель. А когда клоуны ходили по рядам и детям что-то предлагали взамен на призы,
я этого не понимала: «Они же детей пугают».

Что мне не нравится в соотечественниках – это «абыякавасць»: и к себе, и к внешнему миру. «Абыякавасць» нам мешает любить себя, а пока ты не полюбишь себя, ничего вокруг не изменится.

Споткнуться, а потом встать и пойти – это уже не есть ошибка.

Если взять все религии, то я, наверное, могла бы быть только в христианстве, потому что это действительно религия надежды. И эта надежда очень много значит для живущих и для умерших.

Стих – это универсальная матрица, и там не только автор, там есть лирический герой. Автор просто задает ритм, рифму, но действует в стихотворении лирический герой. И это может быть непредсказуемо, ты не знаешь, кому он понравится, а кому не понравится.

Самое сложное в жизни – принимать правильные решения.

Моя самая большая слабость – шоколад. Любой и без ограничений.

Своя рубашка ближе к телу. И вкуснее драников, наших соленых огурцов, квашеной капусты ничего нет.

Семьей можем прогуляться без определенной цели по городу в любую пору года.

У меня пока нет планов на Новый год. Скорее всего – обычный семейный ужин.

Записал Николай СИНКЕВИЧ. 

Фото автора.

Комментариев нет. Оставите свой?

Оставить комментарий
CAPTCHA