Сайт находится в тестовом режиме
Люди и судьбы

Ориентир – Северодвинск

16 Ноября 2018 1161 0

Моряки3.png

Бармуты. Тихны. Две деревни в Березовском районе. Город Северодвинск, который находится на южном берегу Белого моря вблизи Архангельска. Казалось бы, что может быть общего между этими расположенными на таком солидном расстоянии друг от друга населенными пунктами? Оказывается, может. И это общее – человеческие судьбы, судьбы наших земляков, в биографиях которых город советских корабелов Северодвинск занимает немаловажные страницы.

Первым из них называю уроженца деревни Бармуты Леонида Скорину. После получения среднего образования в Ревятичской школе он в 1972 году окончил Ленинградское высшее военно-морское училище радиоэлектроники имени А.С. Попова и был направлен для прохождения дальнейшей службы на Северный флот, где получил назначение в соединение стратегических подводных лодок, базировавшихся в губе Ягельной Северного флота, на должность командира вычислительной группы атомной подводной лодки. Здесь и начались для него напряженные флотские будни, насыщенные освоением специальности во время стоянки подводного ракетоносца в базе и в походах, на курсах повышения квалификации. Именно после таких десятимесячных курсов офицерского состава в городе Палдиски на Балтике старший лейтенант Леонид Скорина в апреле 1976 года получил назначение в город Северодвинск на строящийся ракетный подводный крейсер стратегического назначения. Здесь он сначала был командиром вычислительной группы, а затем занял должность помощника командира АПЛ. Два года спустя в составе экипажа нового корабля наш земляк отбыл к новому месту службы на Тихоокеанский флот, где в 1987 году стал командиром атомной подводной лодки, капитаном 1-го ранга, был награжден двумя орденами. Последним местом службы Леонида Леонтьевича была Москва, где он находился в должности оперативного дежурного Центрального командного пункта Военно-Морского Флота.

Сергей Омельчук тоже родом из Бармут, также окончил Ревятичскую среднюю школу и вскоре был призван в армию. Службу проходил в погранвойсках в Киеве, кратковременно в период Московской летней Олимпиады на погранпереходе «Варшавский мост», затем в Одесском морском порту. После увольнения в запас вернулся на родину, работал в Кобрине. В 1984 году он в газете прочитал объявление о том, что машиностроительное предприятие в городе Северодвинске проводит набор рабочих. Оговаривались условия приема. И Сергей, повидавший южное Черное море, решил попытать счастья на северном Белом. Думал, что едет туда временно, а оказалось, что на долгие годы. А тем машиностроительным предприятием, которому требовались рабочие руки, был судостроительный завод с ласковым названием «Звездочка». И оказалось, что здесь ремонтируют, модернизируют и строят новые подводные лодки. Пройдя соответствующую подготовку, Сергей стал работать по специальности «сборщик корпусов металлических судов», коими в основном и являлись атомные субмарины.  

Новую профессию Омельчук освоил досконально, стал специалистом 6-го разряда, бригадиром корпусников и уже в постсоветское время был награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени. Все отлично сложилось и в личной жизни, здесь Сергей Никифорович создал семью, вместе с женой Валентиной Ивановной вырастили и воспитали двоих сыновей – Дмитрия и Евгения. Молодые Омельчуки пошли по стопам отца и работают, как и он, на строительстве новых боевых кораблей корпусниками.

(А в скобках отмечу, что мои обстоятельные очерки о судьбах Л.Л. Скорины и С.Н. Омельчука были ранее опубликованы в газете «Маяк» под заголовками «Ординар Леонид Скорина» (10 и 14 июля 2010 года) и «Стал пограничник корабелом» (8 октября 2016 года).)

Деревня Тихны расположена у старой автомагистрали Москва – Брест в пяти километрах от Бармут. Росший здесь Коля Здасюк, как и Леня Скорина, мечтал о море. Этому в немалой степени поспособствовали рассказы его дяди по материнской линии Валерия Ивановича Климовича, который проходил срочную службу на Тихоокеанском флоте, а после увольнения в запас остался на Сахалине и стал работать на рыболовецких судах. Вот и Николай после окончания Блуденской средней школы решил поступать на учебу в Ленинградское высшее военно-морское инженерное училище, которое находилось в городе Пушкине, но не прошел по конкурсу. После этой неудачи парень принял решение остаться в городе на Неве, окончил ускоренный курс технического училища №43 при Ленинградском металлическом заводе и стал работать токарем на этом предприятии, которое выпускало турбины для электростанций.

Спустя около года Николай Здасюк был призван на срочную службу, где и сбылись его мечты о море – он оказался в главной базе Северного флота городе Североморске, а после прохождения учебы в 7-й электромеханической школе был направлен к месту дальнейшей службы в расположенную в северо-западной части Кольского полуострова губу Западная Лица. Первоначально располагался на плавказарме, а вскоре был переведен на плавмастерскую – ПМ-124. Именно с этим военным вспомогательным судном в его биографию вписался город Северодвинск с атомными подводными лодками. Дело в том, что это судно с таким будничным названием – плавмастерская – выполняло очень ответственные операции – перезагрузку ядерного топлива в реакторах атомных подводных лодок. И хотя местом постоянного базирования ПМ-124 считалась бухта Андреева, большую часть времени экипаж плавмастерской в количестве 60 человек под командованием капитана 2-го ранга Прохорова и приданных северодвинских корабелов находился в этом городе.

– На перезагрузку атомного реактора одной атомной подводной лодки, – вспоминает Николай Николаевич Здасюк, – уходило в среднем около месяца, все работы проводились по тем временам в строгой секретности. Я не помню, чтобы тогда, да и много позже, упоминалась бухта Андреева.

Анализируя годы своей службы на эскадренном миноносце, а затем на соединении подводных лодок Северного флота, я вспоминал названия – топонимы Кольского полуострова, так или иначе имеющие отношение к военно-морским объектам: губа Оленья, губа Ягельная, Сайда-губа, порт Владимир, Мотовский залив, губа Западная Лица, полуострова Рыбачий и Средний, порт Лиинахамари... Но о бухте Андреева слышать мне не приходилось. И вот только сейчас, после встречи со Здасюком, при просмотре имеющихся в моем архиве материалов, связанных с Военно-Морским Флотом, я натолкнулся на вырезку (целую страницу) из газеты «Рэспубліка» за 24 октября 2015 года с публикацией в рубрике «Военное дело» статьи «Как уходят атомные лодки». Цитирую начальный абзац этого материала: «Когда срок службы атомной подводной лодки заканчивается, ...она превращается в плавучий источник радиоактивной опасности, поскольку на борту находится трудноизвлекаемое отработанное ядерное топливо. Военно-морским силам, имеющим на вооружении атомные субмарины, приходится прилагать огромные усилия для утилизации стареющего наследия холодной войны. В результате этой работы возникли могильники атомных подводных лодок. Их можно найти на севере Тихоокеанского побережья США, за полярным кругом, а также неподалеку от базы российского Тихоокеанского флота во Владивостоке». Далее идут развитие и конкретизация поднятой темы, в результате чего мы встречаем и интересующий нас объект. Цитирую: «В бухте Андреева неподалеку от Сайда-губы до сих пор хранится отработанное топливо с 90 подлодок, списанных в период между 1960 и 1970 гг.». Думаю, что нет никакого сомнения, что сюда доставляли отработанное ядерное топливо и на здасюковской ПМ-124 после перезагрузки реакторов АПЛ на северодвинских производственных мощностях.

Что же касается названной публикации в газете «Рэспубліка», то она позволила определить и место бухты Андреева – неподалеку от Сайда-губы, которая является боковым рукавом Кольского залива в 60 километрах от Мурманска. А этот географический объект мне хорошо знаком: во время флотской службы в конце 50-х годов прошлого века мне неоднократно приходилось бывать в рыбацком поселке Сайда. Ну а теперь здесь хранится большое количество реакторных отсеков утилизированных АПЛ. Как говорится, иные времена, иные и песни.

Но вернемся к главному действующему лицу нашего повествования. Итак – Николай Здасюк. В учебном подразделении, которое именовалось электромеханической школой, он приобрел далеко не техническую специальность – стал корабельным поваром, а по-флотски – коком. На первый взгляд, эта специальность на корабле может показаться второстепенной. Но позволю себе с этим не согласиться. Ведь практически кок все время – будь-то корабль у причала, на якоре или в походе – должен находиться в готовности номер один. Необходимо в любых условиях обеспечить экипаж пищей в строго определенное время, в соответствии с установленными нормами и калорийностью. Здесь не может быть никаких отступлений и поблажек – ведь от этого в большой степени зависит готовность каждого члена экипажа выполнять возложенные на него обязанности. В случае со Здасюком на его одного приходилось шестьдесят здоровых мужиков с прекрасным аппетитом.

– Порой бывало трудновато, одолевала усталость, приходилось недосыпать, – говорит Николай Николаевич. – Кстати, это понимал замполит корабля капитан-лейтенант Ермаков. «Держись, Коля, – говорил он мне и в шутливой форме добавлял: – Все мы выспимся только на том свете...»

А тем временем флотская служба подошла к концу, и после увольнения в запас в 1977 году Здасюк возвратился в родные края. С учетом его корабельной специальности Николаю предлагали работу в ресторане в Березе, но он предпочел заняться тем делом, которое освоил еще до службы на флоте на заводе в Ленинграде – стал работать токарем в инструментальном цехе на Березовском мотороремонтном заводе. На этом предприятии он трудился на протяжении пяти лет, а затем освоил профессию газосварщика и стал работать на строительстве жилья и других объектов в Малече и Спорово. В 1989 году вернулся на завод в тот же инструментальный цех, здесь приобрел еще ряд специальностей, что позволило выполнять различные технологические операции.

Казалось, в жизни все складывалось неплохо, но неожиданно в семью Здасюка пришла большая беда: в результате дорожно-транспортного происшествия погибла его жена Валентина. Это стало причиной того, что Николай Николаевич, чтобы как-то заглушить душевную боль, в 2005 году уехал в Москву. Эта поездка оказалась длительной – на целых тринадцать лет. В российской столице Здасюк работал на строительстве различных объектов в ОАО «ДОМО», пять лет был прорабом по сантехнической части в компании «Техстройинвест», сантехником в Институте строительства и дизайна. Здесь он вторично женился и перенес еще один удар судьбы: его вторая жена Вера ушла из жизни в результате коварной неизлечимой болезни.

Сейчас Николай Николаевич живет в Березе. Его повседневный быт скрашивают дорогие люди – дочери от первого брака учительница Татьяна Николаевна и торговый работник Людмила Николаевна, радуют трое внуков.

...Иногда Николай Николаевич раскрывает свой флотский фотоальбом, в котором помещены его фотографии и снимки сослуживцев – молодых, красивых, знающих себе цену ребят. Среди этих фотографий особенно дорога для него с надписью «Город Северодвинск», которая представляется читателям «Маяка». На ней Николай Здасюк крайний справа в первом ряду.

В заключение еще несколько слов. При беседе со Здасюком я спросил у него, как он расценивает проведенное на флотской службе время. Мой собеседник, нисколько не задумываясь, ответил:

– Нормой нашей повседневной жизни было надежное чувство локтя и товарищества, нас объединяло понятие «Один – за всех и все – за одного».

На этом закончу еще одно повествование о нашем земляке, в биографию которого вписано емкое слово – Северодвинск.

Евгений СЕЛЕНЯ.

Комментариев нет. Оставите свой?

Оставить комментарий
CAPTCHA