Люди и судьбы Женская территория

Я приеду к тебе, мама

29 Июля 2018 604 0

Пасмурный, тоскливый день. Я спешу в магазин. Но что это? На полу лежит пожилая женщина, возле нее суетятся люди. Всматриваюсь в ее лицо – ни кровинки, пульс не прощупывается.

– Аммиак! Валерьянку! Воду! – прошу я.

Очень быстро все оказывается в моих руках. Натираю виски аммиаком, брызгаю водой, хлопаю по щекам.

– Может, искусственное дыхание? – советует  мужской голос.

Терпеливо жду. И вот дрогнули ресницы, губы порозовели. Женщина открыла глаза, отрешенный взгляд устремлен в потолок.

– Что со мной? – спросила она, глядя внимательно на меня.

– А, просто обморок…

– Нет, – качает головой женщина. – У меня больное сердце.

– Зачем вы, такая слабая, больная, пошли в магазин? Кто-нибудь помог бы вам, – обращаюсь к ней.

– Живу я одна. А завтра сынки приедут, вот и хотелось что-нибудь вкусное приготовить.

– Далеко живут? – задаю вопрос.

– Один в Бресте, а другой в Мин-ске…

Нервничаю, боюсь опоздать на вокзал: у меня билет в кармане. Чтобы удостовериться, что подопечной лучше, спрашиваю, как ее зовут.

– Анна, – просто отвечает она. – И дай Бог вам здоровья.

Скорая помощь вызвана, и я, попросив прощения, выскакиваю из магазина. Мчусь на всех скоростях на вокзал. Минуты бегут так быстро, что мысленно начинаю себя ругать и тут же обрываю – кто-то же должен был помочь.

В салоне большинство пассажиров дремали. Утренние события снова и снова, словно в кино, прокручивались перед глазами. Чем дальше уезжала от города, тем четче, казалось, выстукивали колеса электричек, везущих сыновей Анны. И тут же вспомнилась поездка в Москву.

– Ура! Мы едем в Москву, – прыгала дочь от радости, когда, придя с работы, я объявила: «Едем! Едем завтра».

Счастью не было конца. И вот мы в уютном купе. Попутчица, старенькая женщина, радуется веселым пассажирам. Она тоже едет в столицу России. Невольно завязывается разговор.

– Еду к сыночку. Работает там, по науке пошел. Средненький он у меня, звать Василько, а меня Василина, – отрекомендовалась наша соседка, нажимая на «о» во всех словах.

– Какое у вас красивое, певучее имя…

– О-о, у нас там все Васили. Почему повелось называть такими именами, не знаю, но батька мой любил васильковое поле, и когда я родилась – голубоглазая, то и дал мне имя Василина.

– Вас кто-нибудь будет встречать? – обращаюсь к ней.

– Да, сын будет ждать на вокзале, – улыбаясь, ответила женщина. – А вдруг не встретит?.. Что я буду делать? – встревожилась старушка. – Ведь первый раз еду в Москву.

– Не волнуйтесь, – успокаиваю, – если что, будем вместе ждать – я не впервые еду.

Приехали. Проводница открывает тамбур, и мы выходим на перрон. Проходит пять минут, Василину никто не встречает.

– Ой, детки мои, – огорченно говорит она, – что же я буду делать без вас?

– Будем вместе, – успокаиваю старушку.

Перрон постепенно пустеет. Проходит двадцать минут, сорок…  Ждем. Холодный сухой ветер гуляет по перрону.

– Может, сообщение  не получил? – спрашиваю у нашей попутчицы.

– Получил, детки, получил, – отвечает Василина.

У нее вот-вот готовы брызнуть слезы из глаз. Успокаиваю как могу. Пред лагаю вариант: нанять такси, и ее отвезут по адресу. Старушка ежится от страха, но соглашается. Записываю адрес сына Василины, даю свой номер телефона.

Ночь окутала город. Тревога закрадывается в сердце: огромный мегаполис нам мало знаком.

Молодой таксист укладывает чемоданы в багажник. Культурно приглашает сесть в машину. Василина смотрит на нас печальными глазами, полными слез. Тяжело вздохнув, говорит: «До свидания».

И вдруг… «Ма-а-ма-а-а! – разнеслось по холодному опустевшему перрону. – Ма-а-ма-а-а! – и, мне казалось, вся Москва слышит этот сыновний зов.

Все мы разом обернулись. По перрону бежал мужчина лет сорока – сорока пяти. Мать тотчас оказалась в его объятиях.

– Сынок, – плача и смеясь, проговорила Василина, положив голову на грудь мужчины.

– Мама, милая мама, – шептал Василий, – я же сказал, что приеду, мама.

Мы смотрели на эту встречу и не могли оторвать глаз: мать  – сухонькая, небольшого роста, и сын – широкоплечий, могучий, крепко обнявшись, стояли на опустевшем перроне, и у обоих были такие счастливые, ясные голубые глаза, словно васильковое поле.

…Автобус прибыл на очередную остановку. Я вышла прогуляться. Белокаменный городок был залит ярким солнечным светом. Удивительно! Почему так солнечно? Ах да, это я еду к маме! Интересно, а там, где ждет сыновей Анна, тоже светит солнце?

Валентина ПАВЛОВСКАЯ, г. Барановичи.

Комментариев нет. Оставите свой?

Оставить комментарий
Войти через социальную сеть:
Номер 53135599