Общество

Размышления в Год культуры, или НЕСУЩАЯ СТРУКТУРА

09 Февраля 2016 629 0

Объявление 2016 года годом культуры в Беларуси вызвало в обществе определенные гуманистические чаяния, а в госструктурах власти – некие надежды, перетекающие в предвкушения: для объектов культуры, реставрируемых либо планируемых к реставрации, неначатых или недостроенных, он - как долгожданная большая волна для серфингистов!.. Можно нежданно взлететь на самый гребень и реализовать самые смелые планы! Правда, и для одного, и для другого требуется тщательная всесторонняя подготовка, длительная скрупулезная работа на результат.

25 января 2016 года Совет Министров Республики Беларусь своим постановлением утвердил план Года культуры, включающий 121 пункт по основным направлениям государственной культурной политики страны. В числе стратегических мероприятий плана подготовка и внесение в Правительство проекта государственной программы “Культура Беларуси” на 2016 - 2020 годы, проведение ряда республиканских культурных акций.

Поговорите с обычными гражданами “из народа” о значении Года культуры в стране и получите в обобщенном виде примерно такое мнение: хорошо, конечно, что государство обратило внимание на культуру, но лучше бы экономику в очередной раз поддержало, а то все больше предприятий останавливается; снова заявляет о себе безработица; доллар, цены и плата за коммунальные услуги растут, а зарплаты и пенсии стоят на месте. Иначе говоря, в массовом сознании (берем в скобки властные структуры, работников культуры всех рангов и интеллигенцию в целом) “искусство по-прежнему в долгу”. Скажете, есть объяснения такому феномену: наш народ никогда не жил богато и легко, мысли о хлебе насущном традиционно превалировали над тягой к прекрасному, да и финансировалась культура по остаточному принципу. Есть и другое мнение: мол, культура у нас и так на уровне – посмотрите на наши дороги, сияющие новым асфальтовым покрытием, на наши аккуратно возделанные поля, на чистоту и порядок в городах, агрогородках и на гражданских кладбищах! И в Несвиже Радзивилловский замок возродили, и в Коссово - Пусловских, и Мирский собирает народ на музыкальные вечера, и еще реставрируется, отстраивается многое другое. А еще наше достояние - ДК, сельские клубы, выдающиеся народные мастера и коллективы… Да, все так! И все же в нашем обществе наблюдается острый дефицит культуры. И это вовсе не скороспелое обобщение, не навет – чистейшая правда.

Маленький экскурс в историю вопроса. Более двух тысяч лет минуло с тех пор, как латинское слово “colere» было впервые использовано для обозначения обработки почвы, земли. Память об этом осталась в многочисленных сельскохозяйственных и биологических терминах. Примерно тогда же Цицерон применил понятие «культура» к человеку, обозначив им воспитание и образование личности. Кстати, именно этот древнеримский деятель и оратор первым отметил, что культура - это, помимо прочего, и возделывание души (латинское «cultura» – не что иное, как возделывание, обработка). Пожалуй, именно это слово с наибольшей точностью выражает суть процесса воспитания человека - от колыбели до заката. Каждый, кто не желает застоя и деградации, постоянно учится, не только накапливая багаж знаний в профессиональной области и сфере своих интересов, но и развивая эстетические чувства и формируя потребности, обогащая душу духовно и нравственно.

Оставим в стороне столь важную и необходимую человечеству материальную культуру - все мы в той или иной степени ее создатели и на 100 процентов потребители. Поговорим о сфере духовного производства – о «возделывании души», где при ближайшем рассмотрении и в XXI веке «поле не пахано». Знаю, найдутся контраргументы, первый из которых – наша повальная образованность. Каких-нибудь тридцать-сорок лет назад человек, имеющий диплом вуза, рассматривался как профи (хотя и слова такого тогда не знали) и, как правило, оправдывал ожидания. Однако с течением времени, и особенно в последние годы, по мере того, как круг дипломированных специалистов непрерывно расширялся, престиж высшего образования в стране, напротив, неуклонно девальвировался. Академии и университеты, возникшие на месте бывших институтов (чаще всего, на той же самой базе и с теми же кадрами) не могли улучшить и не улучшили качество образования, а массовость соискателей на звание дипломированного специалиста постепенно принизила саму идею получения высшего образования. Оно перестало быть индикатором интеллектуального развития, показателем высокого IQ. Как и гарантом от безработицы.

Я далека от того, чтобы сравнивать качество «советского» образования и современного - объем и качество получаемых сегодня студентами знаний ничуть не меньше и не ниже, а возможности интернета делают сам процесс учебы в вузе куда более комфортным и даже приятным. Но – и с этим трудно спорить – свежеиспеченные обладатели вузовских дипломов являются, в отличие от своих родителей, а еще больше - в отличие от бабушек и дедушек, как бы это поточнее выразиться, узкими специалистами. Специальный набор знаний не является больше фундаментом для развития интеллигентности. Духовное начало часто остается в зародышевой стадии развития, не вырастает в силу, генерирующую непрерывное духовное и личностное обогащение. Другими словами, у интеллигентных, на первый взгляд, людей отсутствуют мотивы и не сформирована потребность, как в дальнейшем самообразовании, так и в духовном развитии, в самовоспитании.

Но это лишь одна, лежащая на поверхности, причина ощутимого дефицита культуры и прорех в этике производственных, бытовых и межличностных отношений. Кто-то пытается объяснять status quo тем, что настоящая интеллигенция у нас редка, как крупицы драгметалла в породе, что абсолютное ее большинство - это так называемые интеллигенты в первом (максимум, во втором) поколении. Конечно, это существенный фактор. Но не главный. Практика и опыт показывают, что и в самом сердце деревенской глубинки встречаются люди, не заканчивавшие не только институтов –начальной школы, и обладающие при этом высочайшей культурой, ясным возвышенным умом, умением сопереживать и помогать ближним, не унижая ничье человеческое достоинство. Другими словами, интеллигентность никак не зависит от происхождения и содержания дипломов. Отчего же тогда? Думается, от внутренних установок личности – либо на развитие и самореализацию, либо на полное самоодобрение, а часто - и на самолюбование; от способности или неспособности каждого из нас к беспристрастной самооценке. В чем она, наша культура? Да, в воспитании и в доставшемся нам генетическом багаже. Но еще больше – в реализации нашей потребности стать тем человеком, которого Создатель замыслил и воплотил «по образу и подобию своему», то есть в таком отношении к окружающим людям, какого бы вы хотели к себе.

Жизнь многомерна и многопланова, ее звучание полифонично и напоминает то журчание ручейка, то рев океана. Человечество со времен искупителя Христа ничуть не продвинулось по стезе гуманности: сегодняшний мир полон грозных вызовов, а цена жизни подвержена гиперинфляции. Нами все чаще владеет не любовь, а обычный страх за собственное будущее и будущее наших детей; этим страхом продиктованы и мотивы наших поступков, цель которых, не секрет, - собственное благополучие и спокойствие, пусть и ценой чужих горестей и слез… Где уж тут думать о благе ближнего, о милосердии и сострадании?! Общество потребления с флагом–слоганом: «Я этого достоин!» с готовностью отбрасывает такой архаизм, как духовность с ее неотъемлемой составляющей - культурой человеческих взаимоотношений. Пробивая локтями в толпе себе подобных «путь к счастью», не думаешь, что причиняешь кому-то боль. И только получив в ответ ощутимый толчок чужого локтя, понимаешь: другие тоже хотят быть счастливыми! Выводы могут быть диаметрально противоположными – от «Пойду, не толкаясь, со всеми» до «Как, меня, такого замечательного (доброго, красивого, талантливого, лучшего из всех) не пускают к счастью? Сейчас возьму палку (автомат, нож, гранатомет) - и сразу пустят!»

Гротеск, сгущение красок? Вероятно. Но какая за ним глубокая правда! Давайте, положа руку на сердце, ответим себе честно, а умеем ли мы замечать доброту, талант, красоту (в том числе и душевную) в других? Умеем ли мы уважать чужое достоинство? Или так себя любим, что, по пословице, и бревна в своем глазу не замечаем? Давайте вспомним, как мы реагируем на чужое счастье? Предположим, ваш знакомый, которого вы даже называли другом, вдруг получил высокое назначение на работе или выиграл в «Суперлото» квартиру или автомобиль… Или девушка, которую вы причисляли к своим подругам, вышла замуж за голливудского артиста и уехала жить прямиком в Лас Вегас… Или коллега, который работает рядом, удостоился высокой профессиональной награды (признания, уважения и оценки начальства). Как вы реагируете? Искренне радуетесь чужому успеху или испытываете терзания зависти и ненависти? А, может, начинаете делать счастливчику гадости исподтишка или распространяете о нем самый злобный вымысел?.. Вот вам и тест на вашу человеческую пригодность, вот вам и лакмусовая бумажка на наличие культуры…

Вежливость, в основе которой миролюбие и доброжелательность – всего лишь внешняя форма культуры, неспособная заменить ее. Можно усвоить азы вежливого поведения и даже прослыть культурным человеком, но, при отсутствии настоящей воспитанности, подлинной внутренней культуры, замешенной на уважении к другим людям, этот миф вдребезги разбивается при столкновении с реальностью, едва затрагиваются ваши интересы. Там, где в конфликтной ситуации интеллигентный человек ищет и находит компромиссную модель поведения, псевдокультурный теряет маску, иначе говоря, выставляет на всеобщее обозрение свою истинную суть. Горе тому, кто, пусть косвенно, затронул интересы такого человека – реакция может быть непредсказуемой! В ход идут как прямые нелицеприятные словесные выпады против обидчика, так и всевозможные действия, направленные на причинение максимального вреда – от клеветы и жалоб во все доступные инстанции до угроз, запугивания, открытой конфронтации. Наша «культура» в таких случаях простирается так далеко, что мы доходим до самой злобной и разрушительной ненависти к своему истинному или мнимому врагу, до проклятий в его адрес. И при этом относим себя к воцерковленным, к верующим, забывая, что любая религиозная доктрина – ходим ли мы в церковь, костел, синагогу или кирху – обличает ненависть и вражду как величайший грех!

Говорят, все от того, что живем богато, сыто, что не знаем сами, чего желать. Ведь раньше, когда жили одинаково плохо, были и дружба, и взаимопомощь, и бескорыстие. Не соглашусь с этим! Нищета, пусть и разделенная поровну, не способна аккумулировать человечность и порядочность. Это опытное поле для пороков и питательная среда для роста криминогенности. Стремление жить хорошо – естественное и законное желание человека. Но как вложить в голову и душу этому человеку, что это стремление справедливо только, если не ущемляются потребности и интересы других?! Другими словами, как воспитать не хищника, не рвача (во всех смыслах слова), а Человека, для которого любовь и служение себе подобным естественны и радостны?

Огромная армия педагогов, родителей, представителей правоохранительных органов даст свои ответы, которые при всем их разнообразии, будут схожи в одном: только конкретным личным примером. Иного не дано. Никакие прекрасные слова и призывы не сработают, если человек не увидит, что призывы претворяются в жизненную практику. Многие люди мечтают избавиться от своих пороков, сознают свои нравственное несовершенство и греховность, выражаемую в поступках. Осознав свою нравственную и, как следствие, культурную ущербность, человек идет в Божий храм, где ищет помощи всевышнего и примирения с собой. Беда в том, что это осознание приходит к очень немногим.

Философ Николай Бердяев считал, что всякая культура является духовной, ибо между материальной и духовной культурой имеется глубинное единство: и та, и другая - результат человеческой деятельности, у истоков которой, в конечном счете, находится духовное начало – идеи, проекты и замыслы человека, воплощаемые им в материальную форму. Воздвигнутый мост, дворец или памятник, художественная роспись церковных стен, написанные картина, книга, симфония – все это примеры органического единства материальной и духовной культуры. Счастливы та страна и то общество, где этот баланс не нарушен, где произведения архитектуры, искусства, самобытной народной культуры служат практическим целям и одновременно воспитывают человека, возвышают и облагораживают его душу. И наоборот, горе обществу, где под влиянием конкретно-исторической обстановки материальная культура вступает в противоречие, а то и в конфликт с духовной, подавляя ее и доминируя. Именно это происходило в СССР в XX веке, и следствие данного процесса мы сегодня наблюдаем в повседневной жизни.

Я сознательно пишу о культуре, воспитанности, духовности как о едином целом. Именно культура – конструкция личности, а культура между людьми – несущая структура (архитектурный термин) общественного здания. Насколько оно будет крепким и долговечным, зависит от наших умственных и нравственных установок и усилий.

На титульном рисунке картина «Пацанчик и голуби», художник Иван Симесюк.

Комментариев нет. Оставите свой?

Оставить комментарий
Войти через социальную сеть:
Номер 53135599