Общество

Вокруг света за 80 лет

15 Ноября 2016 1275 0

Спустя восемь десятков лет потомки уехавших в Уругвай белорусов вернулись на землю предков и …нашли здесь родственников.

– Получив через систему бронирования booking бронь из Уругвая, мы были по меньшей мере удивлены и восприняли это неоднозначно, – рассказывает Наталья Омелюсик, совладелец агроусадьбы «Василек» в д. Костюки. – Ведь жители этой южноамериканской страны не входят в топ  иностранных туристов, посещающих Беларусь. Тем более бронь была сделана на пять человек, а удовольствие прилететь из Уругвая в Беларусь достаточно дорогое. Но, немного поразмыслив, мы решили, что в довоенные годы многие белорусы эмигрировали в страны Северной и Южной Америки, и, возможно, потомки кого-то из них ищут своих родственников. Спустя некоторое время пришло письмо от Энрике Омара Лансаро Игнатчук, подтвердившее нашу догадку.

В 1938 году дед Энрике Омара Владимир Игнатчук, его жена Мария и три их маленькие дочери эмигрировали в Уругвай из деревни Вороцевичи Ивановского района. Энрике Омар очень хотел посетить историческую родину своего деда. Причем всей семьей. А семья у него по современным меркам достаточно большая: супруга Сюзана Перейра Фракия, как и он сам, бухгалтер, и три очаровательные дочери – 28-летняя Бетания, архитектор; 26-летняя Флоренсия, инженер и музыкант, и 22-летняя Мартина, актриса и музыкант. Живут они все вместе на окраине Монтевидео, столицы Уругвая.

Вооружившись фотографиями, сохранившимися документами об учебе и работе деда Владимира, который служил дьяконом в церкви д. Вороцевичи и на то время был очень образованным человеком, семья Ланцаро отправилась в Беларусь.

О поисках рассказывает Наталья Омелюсик:

– Наша семья прониклась этой историей, ведь только человек очень тонкой души мог жить с мыслью посетить далекую историческую родину и, более того, привезти сюда свою семью. Мы решили подключиться к делу и до приезда Ланцаро раздобыть хоть какую-то информацию. Но, обзвонив  местные сельсоветы, бабушек-старожилов, к сожалению,  ничего так и не узнали. Прибыв, уругвайские гости показали нам письмо,  написанное на листе бумаги на русском языке с просьбой о помощи найти сведения о семье Владимира Игнатчука. Энрике собирался показывать это письмо жителям  деревни Вороцевичи. Понятно, что шансы на успех такого предприятия были минимальны.

Хозяева агроусадьбы уже заранее решили, что помогут семье Ланцаро в поисках. И утром Наталья вместе с гостями отправилась в Ивановский район.

Наталья Омелюсик:

– Наш приезд совпал с двумя праздниками: днем деревни Вороцевичи и Медовым Спасом, который традиционно отмечается в местной церкви.  Мы обратились к прихожанам  со своей просьбой. Фамилия Игнатчук достачно распространена в деревне Вороцевичи, и нас вскоре направили к 89-летней Раисе Бондюк-Игнатчук. Увидев старую фотографию семьи деда Энрике, Раиса сразу же всех опознала: это Владимир и его жена Мария, а это их дочери, и перечислила имена всей троицы. И начала рассказывать историю о том, как двоюродный брат ее отца уехал в Уругвай, как все эти годы они переживали о судьбе Владимира и его семьи. Эмоции зашкаливали и у семьи Ланцаро, и у бабушки Раисы. Бабушка как будто помолодела на лет 20, и мы тут же отправились по родным для Игнатчуков местам. Бабушка Раиса показала место, на котором стоял дом Владимира, там даже с тех самых времен сохранился колодец! Посетили кладбище, где похоронены двоюродный брат Владимира, а также дочь родного брата Владимира, которая умерла всего за год до приезда семьи Ланцаро. Родной брат Владимира  Карп также был в Уругвае, но вернулся на родину и погиб во время Второй мировой войны.

Во время посещения этих мест мы еще раз убедились, насколько было важно для семьи Ланцаро приехать в Беларусь. Энрике с невероятной любовью прикасался ко всему, что, как ему казалось, было важным и имело отношение к деду: это и земля, где стоял дом Владимира, и веточки деревьев старого сада, к которым тот мог прикасаться. И горсть земли, и веточки Энрике взял с собой как частицу своей исторической родины. Обменявшись контактами с бабушкой Раисой, семья Ланцаро отправилась на встречу с другими своими родственниками, которых у них оказалось немало.

На моих глазах произошла встреча с дочерью Раисы – Лидией, которая живет в Иваново. Встреча была очень теплой и неожиданной для Лидии. Казалось, не зная общего языка, эти люди и вправду имеют какую-то невидимую связь и понимают друг друга без слов.  Сидя с Лидией в местном кафе, Энрике рисовал генеалогическое древо своей семьи и все время повторял: «Мы одной крови…» Так как времени было не много, семья Ланцаро попрощалась с ней, предварительно обменявшись контактами и заключив друг друга в теплые объятия. Белорусские и уругвайские родственники договорились больше никогда не теряться, благо в наше время Интернет связывает людей на всей планете. А пиком эмоционального всплеска Энрике стало исполнение им песни «Катюша» на русском языке на центральной площади г. Иваново. Далее семья Ланцаро отправилась посмотреть город Пинск, туда мы уже их не сопровождали.

Проведя сутки с семьей Ланцаро, у нас создалось впечатление, что это мы нашли родственников и уже вечером с нетерпением ждали уругвайских гостей на совместный ужин.

И действительно, непосвященный человек взаправду мог принять большую шумную компанию за огромным столом в беседке за одну большую семью. Всех переполняли впечатления, все старались выплеснуть накопленные за день эмоции. Не стал помехой даже языковой барьер, в ход шли русские и белорусские, английские и испанские слова, лучшему пониманию помогал язык жестов, а в особо трудных случаях и онлайн переводчик. Вконец расчувствовавшись, Энрике с семьей пели песни на русском.

Утром следующего дня, как следует отдохнув, родители стали паковать вещи, а девушки отправились на изучение агроусадьбы и ближайших окрестностей. Для них было необычно и интересно все: постройки, старый колодец, кормление рыб в пруду, домашний птичник, белка, дремавшая на ветке дерева над головой. Они дивились многообразию сортов яблонь и деревенскому огороду с обилием овощей.

Наталья Омелюсик:

– По словам наших гостей из Уругвая, у них тоже появилось чувство родства с нами, и Сюзана, и Энрике, и девочки пишут мне письма, постоянно приглашают к себе в гости.
И даже извиняются за то, что не могут писать чаще, так как много работают. Семье Ланцаро очень понравилось в Беларуси, наша чистота, красота природы. Наши яблоки, сливы, и очень их поразили желтые помидоры. У нас они впервые попробовали пельмени и не могли понять, почему у отварной картошки и драников абсолютно разный вкус, ведь приготовлены они из одного и того же овоща. Сюзана, когда они уже после Беларуси путешествовали по Европе, писала мне, что очень хочет вернуться, чтобы вкусно поесть и научиться выращивать овощи.

Дополнить эту историю мы решили впечатлениями старшей из сестер, Бетании.

– Бетания, какова была причина переезда семьи вашего прадеда из Вороцевичей в Уругвай?

– Насколько я знаю, определяющим стало известие о скорой войне. Когда прадед Владимир это понял, он начал готовить семью для выезда из страны. Я, правда, не знаю точно, почему они решили уехать так далеко. Может быть, потому что у Марии, матери моей бабушки, к тому времени уже несколько сестер находились в Уругвае.

– А что побудило вас предпринять это далекое путешествие?

– Когда я была маленькой девочкой, моя бабушка рассказывала нам истории о своей «родной стране», как она ее называла.И хотя на момент выезда ей было всего шесть лет, она всегда вспоминала, как они жили в этом доме, рядом с лугом и лесом, который зимой был весь в снегу (что очень необычно для нас, потому что в Уругвае мы никогда не видим снега), и как они играли со снегом,и как они бегали по лугу и лесу, когда зима заканчивалась, и т.д. и т.п. Однако в ее рассказах было немного информации о конкретных местах, названиях сел, а свидетельства о рождении моей бабушки и ее сестер тоже не изобиловали данными. Единственные сведения, которыми мы обладали, это дата смерти ее родителей и кое-какие бумаги времени учебы и работы Владимира, в них указывались некоторые места, такие как Вороцевичи и Стрельна Кобринского района Брестской области, но не более того. Мой отец, который был очень близко к его «русским предкам», всегда трепетно относился к своим корням и семейной истории. Из того, что он слышал от своих дедушек и бабушек, это какая-то сельская местность недалеко от Бреста, и, возможно, он также слышал некоторые названия деревень, но по прошествии времени установить их точное местоположение было довольно трудно. Еще сравнительно недавно найти конкретную картографическую информацию о далеких маленьких деревнях, особенно в странах СССР, было очень трудно для нас. Но, когда появились новые компьютерные технологии, такие как карты Google и другие интернет-источники, доступ к информации стал намного проще. И одна из тем, заинтересовавших моего отца, – это поиск на карте названий деревень, которые значились в документах его деда. В итоге он смог найти точное место – деревню Вороцевичи, где его мать и другие родственники родились и жили. Это его сильно взволновало. И с того момента отец загорелся идеей поездки, по крайней мере, думал о ней последние два года.

– Ваши впечатления о встрече с землей предков?

– Встреча прошла очень эмоционально и трогательно. Когда мы планировали эту поездку, все казалось настолько сложным! И поэтому мы решили отвести на посещение интересующей местности только три дня. Мы забронировали ночлег в близлежащей деревне, в которую должны были попасть в первый день. На второй день планировали проехать на автомобиле через дд. Вороцевичи и Стрельна и села вокруг, чтобы вдохнуть тот воздух, которым дышали мои предки, и посмотреть окрестности, родные для них. И затем вернуться в Брест и покинуть страну. У нас было мало информации, и мы не говорили по-русски, поэтому и не ожидали многого от визита.

В поезде Москва – Брест нам очень повезло встретить добрейшую девушку Лили (Лилию Колас) из Бреста, которая говорила на хорошем английском и рассказала нам многое о Беларуси. Она также написала нам на бумаге фразу на русском языке, чтобы по приезду в Вороцевичи мы могли сообщить людям что-то вроде: «Мы из Уругвая. Мы прибыли, потому что моя мать родилась где-то здесь, но она уехала со своей семьей в 1938 году. Есть ли у вас информация о ее фамилии Игнатчук?» Однако мы осознавали, что вряд ли что-то поймем, даже если кто и ответит на нашу просьбу…

Но на месте, в Беларуси, все оказалось намного лучше, чем мы рассчитывали. Хозяйка агроусадьбы Наталья, где мы забронировали ночевку, тоже занялась исследованием нашей семейной истории. Она откликнулась на просьбу присоединиться к нам для поездки по деревням, ведь нам нужен был русскоязычный попутчик. И на следующий день Наталья проделала удивительную работу, выступая гидом.

Свое путешествие мы начали очень рано ярким солнечным утром. В Вороцевичах оказалось лишь несколько улиц, и мы остановились у единственной церкви, в которой когда-то служил мой прадед. Отправлялась литургия, церковь была полна народу. Наталья воспользовалась этой возможностью, чтобы расспросить людей, есть ли у них кто с фамилией Игнатчук. И ей подсказали, что, да, есть одна пожилая женщина, чья девичья фамилия была Игнатчук. И живет она рядом с церковью.

Вороцевичи

Вороцевичи - у церкви

Мы сразу же направились в этот дом. Искомая женщина сидела в проеме главной двери и созерцала виды окружающих полей. На наш вопрос, является ли она Раисой Игнатчук, ответила утвердительно, но сейчас ее фамилия по мужу Бондюк. Мы (а на самом деле Наталья) рассказали ей свою историю, и вначале Раиса многого не понимала. И тогда мой отец вынул старую польскую фотографию семьи своего деда, которую всегда носил с собой.

Фото семьи Игнатчук, сентябрь 1935 года.

При первом же взгляде на снимок у Раисы слезы навернулись на глаза, и она начала одного за другим называть людей на фото. Для всех нас это был очень эмоциональный момент! В свои 89 лет бабушка отлично помнила этих девочек, своих двоюродных сестер, с которыми играла ребенком и которые уехали в далекую Южную Америку, когда ей было всего одиннадцать лет. Затем она утратила с ними все связи.

– Бетания, каковы ваши впечатления о Беларуси?

– Беларусь сильно изумила меня. Я полюбила ее ландшафт, простоту ее городов и поселков, красоту деревень и богатства земли. Я была очень удивлена, увидев, как у вас растут фруктовые деревья – в садах и на природе, насколько вкусные фрукты и овощи и как несложно вы их выращиваете. Но что поразило меня больше всего – это тепло людей. Каждый человек, которого мы встретили, был абсолютно открыт для нас и искренне рад помочь. Семья Натальи стала самым наглядным примером.

– Кем вы себя считаете себя по национальности?

– Уругвай – страна иммигрантов, поэтому мультикультурализм – это то, что в наибольшей степени характеризует нас. В моем случае мы имеем и польско-белорусские корни, и у нас есть итальянские и испанские предки (предки трех других моих бабушек и дедушек тоже родились в Европе). И похожая ситуация у большинства уругвайцев. Но поскольку я родилась и выросла в Уругвае, я считаю себя уругвайкой, хотя и признаю одновременно потомком европейцев.

– Как много в Уругвае потомков выходцев из Беларуси? Есть ли у вас какие-то белорусские общественные организации и клубы?

– Население Уругвая в основном формировалось за счет переселенцев с юга Европы, выходцев из Северной или Восточной Европы было не так много. Я лично не знакома с другими потомками белорусов, но я знаю, что есть организация при консульстве Беларуси в Уругвае «Bielorrusos en Uruguay» – «Беларусы ў Уругваi».

– Бетания, вы хотели бы еще раз приехать в Беларусь?

– Конечно, я хотела бы снова вернуться в Беларусь! И я уверена, что это произойдет, и я проведу несколько дней на этой прекрасной земле. Я действительно чувствовала себя здесь как дома. Было очень трогательно наконец увидеть место, о котором ребенком я слышала так много историй. 

Омар Энрике Ланцаро с Раисой Бондюк-Игнатчук

Семья Ланцаро с Раисой

Комментариев нет. Оставите свой?

Оставить комментарий
Войти через социальную сеть:
Номер 53135599