Массово-политическая газета Березовского района

Одна любовь, одна судьба

66
Маргарита Горовая,
13 февраля 2017

Февраль заметает города и деревни, закутывает в белоснежные покрывала сады и парки, превращает привычные пейзажи в чертоги Снежной Королевы. В мире великая красота и глубокий покой Зимы. Умиротворение и тишина и в уютном доме супругов Дубойских в агрогородке Сигневичи. Мы беседуем о временах их молодости, оглядываемся на их совместную дорогу длиной в пятьдесят лет, и тишина почти ощутимо наполняется звуками и голосами: разматывается кинолента воспоминаний.

Завтра у Леонтия Ивановича и Марии Антоновны золотая свадьба. Это событие – само по себе уже достижение. Но повод для этой публикации  не количество, а содержание, качество лет, совместно прожитых супружеской четой.

По каким сценариям и законам, какими путями-дорожками приходит к нам судьба, чем объяснить, что единственный человек из миллионов становится главным в нашей жизни? Мы редко задумываемся над этим, однако каждый, кто нашел свое счастье, скажет, что ему крупно повезло встретить вторую половинку.

Леонтий и Мария выросли в одной деревне. Случилось так, что земельный участок, который колхоз выделил семье Дубойских (в пятидесятые годы бытовала такая практика, если собственной земли крестьянину не хватало), прилегал к подворью родителей Марии. Вряд ли двенадцатилетний мальчик мог разглядеть в шустрой девчонке, бегавшей по соседскому двору, будущую невесту и любимую жену.

История их отношений вписана в контекст того времени и биографии каждого.

Окончив десятилетку, юноша поступил в Столинский сельскохозяйственный техникум, по окончании которого был призван на срочную службу. Служил в Борисове, не раз бывал в отпусках на родине, где часто встречал Марию. Постепенно между ними зародилась симпатия, а потом возникла и дружба.

Отслужив, Леонтий поступил на географический факультет Брестского пединститута, в процессе учебы перешел на заочную форму обучения, чтобы облегчить жизнь родителям. По окончании вуза учительствовал в одной из школ на Лунинетчине. Одновременно молодой учитель был назначен заместителем директора по трудовому обучению. А вскоре Леонтий Иванович был избран председателем сельского Совета в другом населенном пункте Лунинецкого района. Приезжая домой, он по-прежнему встречал Марию, которая после окончания школы начала работать продавцом в местном магазине, а затем заочно поступила в Столинский сельскохозяйственный техникум. Во время одной из таких встреч молодые люди объяснились во взаимной привязанности, а потом соединили судьбы. А вскоре, в 1970-м, Л.И. Дубойского назначили инструктором Березовского РК КПБ. Два года работы были очень насыщенными. Требовательный к себе, Леонтий Иванович вникал в нюансы работы и постоянно учился, в том числе и у старших товарищей. Особенно сильное влияние оказал на него, да и на других работавших в то время на партийной и советской работе, первый секретарь райкома партии П.Л. Лебедев. Честность в большом и малом, принципиальность, а порой и бескомпромиссность, решительность и при этом высокая человечность и мудрость Петра Леоновича стали для Л.И. Дубойского живым примером и, выражаясь современным языком, моделью поведения. Не менее яркий след в жизни района оставил и Степан Филиппович Омелюсик. Благодаря пробивной силе и дальновидности этих и последующих руководителей, по мнению Леонтия Ивановича, Береза из провинциального заштатного городка превратилась в промышленный центр.

Именно Петр Леонович практически в приказном порядке направил Дубойского руководить колхозом в Борки. При этом сомнения молодого партийного работника не принимались во внимание.

Выборы председателя колхоза проходили непросто. Борковчане их, по сути, саботировали. Как ни старался председатель Березовского райисполкома Л.И. Гурьев убедить колхозников в необходимости смены руководства, как ни объяснял,   люди молчали и не голосовали ни «за», ни «против». Потом выяснилось, что они были не против кандидатуры нового руководителя, но и со старым расставаться не хотели. Кстати, через пять лет, когда на его место избирали нового руководителя, картина повторилась: на сей раз колхозники не хотели отпускать Леонтия Ивановича.

Будучи все-таки избранным председателем колхоза (это событие совпало с не менее важным – рождением второй дочери), Леонтий Иванович сразу же столкнулся со множеством проблем. Приближалась посевная, а тракторы и автомобили стояли без двигателей. С бывшим председателем колхоза они объехали чуть ли не всю область, наладили контакты с ремонтниками. Достать, приобрести для хозяйства ничего было нельзя, все тогда выделялось по фондам: и лес, и шифер, и даже гвозди.

Но молодой председатель проявил большое упорство и решительность, не боялся и не уставал учиться, советоваться с людьми. И постепенно все сложилось, работа наладилась, люди приняли его как руководителя. И по сей день вспоминают о нем уважительно и тепло.

За пять лет председательства Леонтия Ивановича в Борках было многое построено, в том числе мастерская, склад запчастей, гараж, склад ГСМ, два коровника, жилые дома для колхозников.

Когда было принято решение о разделении колхоза на два хозяйства – «Лесковичи» и «Борки», Дубойскому предложили на выбор несколько руководящих должностей.

Посоветовавшись с супругой, Леонтий Иванович остановился на должности директора Сигневичской школы. С.Ф. Омелюсик, осуществлявший тогда партийное руководство в районе, не скрывал: от директора понадобятся таланты администратора, строителя, дипломата – в Сигневичах намечается строительство новой школы.

Пока же учебный процесс осуществлялся в старом здании. Детей тогда рождалось много, и в восьмилетней школе училось 360 ребят. Строительство новой школы с первого колышка легло на плечи Леонтия Ивановича. Два года, по собственным словам, он был фактически экспедитором и постоянным посетителем облоно, облисполкома, облснабсбыта, наводил контакты, добывал. Школа была построена и сдана к 1 сентября 1980 года, тогда же получив статус средней. За парты в этот день село 478 учеников.

В благоустройстве, а это были масштабные работы, главную роль сыграли ПМК-54 и «Главполесьеводстрой». Стадион, дорожки – все строилось хозспособом.

Дубойские и сегодня очень благодарны местным жителям, привыкшим по всем вопросам занимать активную жизненную позицию, что, кстати, впоследствии показало и строительство церкви. Люди по первому зову приходили, укладывали плитку, трудились на других работах, делали все с душой.

Неутомимыми усилиями Леонтия Ивановича школа приобретала достойный облик изнутри и снаружи, в ней постоянно поддерживался порядок, обогащался, в том числе и техническими средствами, учебный процесс. Непросто было проложить теплотрассу к школе. Однако миролюбивый нрав и высокая договороспособность директора способствовали решению вопросов, сводили к минимуму все конфликты.

Именно Сигневичская школа стала первой, где появился компьютерный класс.

В кадровой политике директор придерживался простого правила: не ловил журавлей в небе, использовал в работе местные кадры. Делал все, чтобы жизнь школы и судьба населенного пункта были в тесном контакте и гармонии, дополняли и улучшали друг друга.

Тридцать один год проработал Л.И. Дубойский директором школы в Сигневичах, в том числе и на пенсии. Ушел, когда сам почувствовал: пора уходить.

Главный вывод, вынесенный им из школьных стен, состоит в том, что в каждом ребенке надо видеть личность и никогда его не унижать, каким бы он ни был. Ребенок не виноват, что родился и воспитывался не в той семье, не на той улице, что в детстве встретил не тех людей, одним словом, в своей судьбе. Задача педагога раскрыть все лучшее в растущем человеке.

Судьба Марии Антоновны на фоне насыщенной и яркой картины жизни мужа может кому-то показаться не более чем просто фоном. Но это заблуждение.

Личность не менее деятельная, чем Леонтий Иванович, во всем стремящаяся к совершенству, гармонии, красоте, Мария Дубойская не просто обеспечивала своему постоянно занятому мужу и трем дочерям комфортный быт – была верной соратницей и единомышленником во всех его поисках и начинаниях. В течение тридцати лет работая школьным библиотекарем, она, по сути, жила жизнью школы, не понаслышке знала все проблемы, на каждом трудном повороте подставляла мужу плечо.

Дети росли, и Мария Антоновна, не по одному разу прошедшая с ними больничный стационар, выучившая несчетное количество уроков, погрузилась в иные заботы: семнадцать лет в общей сложности в доме были студенты (точнее, студентки). Любые родители знают, что это значит.

Тяга к прекрасному из года в год заставляла Марию Антоновну придумывать и воплощать клумбы и клумбочки на своем подворье, подбирать цветы так, чтобы цвели с ранней весны вплоть до зимы, неутомимо трудиться, чтобы вся эта красота и великолепие росли и множились.

Теперь здоровье не позволяет хозяйке активно трудиться на цветнике, но власть прекрасного не отпускает Марию Антоновну – она все равно, пусть с меньшим размахом, будет украшать их с Леонтием Ивановичем жизнь.

Их путь не был легким, но все его трудности сглаживали большая настоящая любовь и бесконечное уважение друг к другу.

Дубойские вырастили трех замечательных дочерей: Галину, Ирину и Наталью, всем дали высшее образование. Старшая дочь стала врачом, работает в центральной районной больнице. Средняя и младшая – педагоги: Ирина Леонтьевна работает в березовской средней школе №3, Наталья Леонтьевна живет в Бресте, ухаживает за больным сыном.

Один из внуков – будущий программист, оканчивает БГУ, другой – будущий инженер-строитель (учится на факультете ПГС Брестского технического университета), третий – будущий врач, второкурсник Минского мединститута, четвертый оканчивает школу и уже определился в выборе жизненного пути. Все они очень привязаны к дедушке и бабушке. Леонтий Иванович – непререкаемый авторитет для своих дорогих мальчишек.

Мария Антоновна признает: она счастливая женщина, ведь рядом уже полвека с ней по жизни идет заботливый, внимательный, любящий муж, дарящий тепло своего большого сердца ей, детям, внукам, окружающим людям.Привычка советоваться, все решать сообща, уважать мнение другого дала те искренность и доверие, которые они внушили детям, а теперь и внукам.

Леонтий Иванович, будучи абсолютно правдивым и честным человеком, прожил жизнь без лукавства. Он убежден: любовь дается нам Богом, и ради любви на свет рождаются дети. И, значит, родители обязаны дать им эту любовь, вдохнуть ее в детские души.

– У меня одна любовь с детства, слава Богу, уже пятьдесят лет, – говорит он, недоумевая, как легковесно и несерьезно звучит сегодня это великое слово в устах многих молодых людей. Если первые же трудности и несогласия приводят к краху чувств и союза, значит, это не любовь.

В девальвации этого прекрасного чувства, считает он, виноваты время и социум, пропитанный негативом по отношению к семейным ценностям. Роль семьи в обществе низведена к нулю, ее поддержка больше декларируется, чем осуществляется. А это и есть то самое лукавство, к которому он так нетерпим.

Я слушаю их и думаю: у слова «любовь» нет множественного числа. Не скажешь ведь: «Одна из любовей…»  Потому что это будет неправдой. Любовь всегда одна…

Фото автора.

Оставьте свой комментарий