Массово-политическая газета Березовского района

Серый час, запах тайги и магия коралла

198
Нина Крукович,
08 апреля 2017

«Аленушка, не иначе!» — воскликнули мы в редакции, увидев фотографию Марии Михайловны Василевской, где она запечатлена подобно мечтательной васнецовской героине сидя на камне. «Эта «Аленушка» давно на заслуженном отдыхе, но также романтична. А на пассивность как таковую у нее времени нет: рукодельничает, занимается благоустройством собственного двора, пишет стихи, изучает историю. И учится, учится, учится – на самых разнообразных курсах», — ответили нам. Конечно же, такую разностороннюю личность из поля зрения мы упустить не могли. Ее энтузиазм поражает.

Молодые деревья, декоративные кустарники и грядка одичавшей клубники – таким запомнила Мария место, где когда-то стоял их дом. Спустя годы мама показала. Деревня Зарадохач прекратила свое существование во время Великой Отечественной войны, а нынче и вовсе покоится под толщей воды Селецкого водохранилища. И есть малая родина, и как будто нет: была земля – стала вода.

Потеряв жилище, семья Марии вначале ютилась у знакомых в Сельце, затем в Леошках, а еще позднее на хуторе, расположенном между Сельцем и Пляховщиной. Сама Мария Михайловна лучше всего помнит хуторской период: мама, папа, сестричка, бабушка Параскева и ее три взрослых дочери – все жили в одной хате. Взрослые день-деньской работали, она же, малышня, пользовалась полной свободой.

Какое было раздолье – лес, сад, поле! Бездонное небо и неземной аромат на полную грудь. Птицы, кузнечики, жучки, паучки. А еще любимый рыжий кот и смиренный конь Каштан. О, конь! Мертвой хваткой цеплялась в его гриву и неслась, понукивая, наперегонки с мальчишками и ветром.

А праздники в кругу семьи! Любимое место Марии – на коленях у папы, и она во все горло распевает песни. Но особенно ей нравилась «шара година» (серый час). Время, когда начинались сумерки, но лампу еще не зажигали. Управившись по хозяйству, в эту пору все собирались в доме – разговоры о прошедшем дне да побасенки всякие, шутки, розыгрыши. А потом зажигался свет, и начинался трудовой вечер, когда прядут, ткут, шьют, вяжут, вышивают. К тетям приходили со своей работой подружки. А через часок-другой в дом в окружении друзей вкатывался гармонист. Становилось шумно и весело. Назревали танцы.

Девочка долго наблюдала за всем этим веселым гармидаром с теплой лежанки и постепенно проваливалась в глубокий сон…

В 1949 году семья Марии переселилась в деревню Селец – наконец-то в собственный дом. К этому времени у девочки появилась куча обязанностей – в семье она была старшей из четверых детей.

Учеба в школе давалась легко. Учителя казались волшебниками. Мария Михайловна и сейчас, по прошествии многих лет, их вспоминает. Это П.А. Денисюк, С.Ф. Гришкевич, В.Ф. Курзов, Е.Ф. Солодов, Е.Л. Панькова, А.А. Торопова и другие, которые впоследствии оказали влияние на ее собственный профессиональный выбор.

Сначала Мария стала учащейся Пружанского педучилища, а потом и студенткой Брестского пединститута.

Первые шаги на педагогическом поприще делала в маленькой школе Ивановского района, размещенной в крестьянской избе. В комнате – класс, на кухне – хозяйка, она же техничка. Правда, в деревне строилась новая школа, сюда приехали и другие учителя, открылась библиотека. Все к лучшему, но ее потянуло… «за туманом и за запахом тайги» – под влиянием  коренной сибирячки, которая гостила у соседей. Мария воспользовалась ее приглашением и уехала в Ангарск.

Город покорил. Молодой, красивый, где воздвигнутые здания соседствуют с высокими соснами. Жаркий полдень и холодная вода в реке. Мороз сорок градусов, а дети как ни в чем ни бывало идут в школу. Но Мария устроилась не в школу, а… на электромеханический завод – коммутатчицей. Освоила рабочую профессию. Цех в основном состоял из молодежи, было весело, и на работу девушка спешила как на свидание.

На летний период завод направлял по несколько человек на работу в пионерский лагерь. И вот, проведя там три смены, Мария, как специалист с педагогическим образованием и зарекомендовавший себя только с положительной стороны, получает приглашение в новую школу. В сравнении с первым местом работы здание современного учебного заведения показалось гигантским, да и класс тоже – сорок два человека. Все наладилось, все было очень хорошо! Но…  что тут поделаешь – Марию снова позвала дорога.

В Целинограде, куда поехала по путевке, жила ее задушевная подруга. (Их теплые взаимоотношения, между прочим, сохраняются и сейчас, спустя более пятидесяти лет.) Бесконечно жаль было оставлять Ангарск, тайгу, заросли черемши и пламя весенних жарков, но победила дружба.

Работала в управлении газового хозяйства слесарем, техником. Затем переехала в небольшой шахтерский город Экибастуз и продолжила работу в той же отрасли в должности старшего инженера.

Там, в далеком Казахстане, Мария впервые стала мамой. Доченьку назвала красивым именем Гюльнара, что в переводе означает «цветок граната». Счастье, поселившееся в доме, казалось неземным! Но вскоре, через три с половиной месяца, Гюльнара осталась без отцовской опеки. Мама вышла на работу, а кроху оформили в ясли. Малышка стала болеть. А сама Мария перенесла операцию. Оперировал ее Юрий Петрович – и врач, и человек с большой буквы. Тогда Мария подумала: будет сын – имя ему Юрий (позднее так и случилось).

– Не сломиться, выжить помогли друзья, соседи, сослуживцы, – вспоминает Мария Михайловна. – Но из-за болезней доченьки нам посоветовали сменить климат. Пришлось оставить работу, квартиру, ставших близкими людей…

В Беларусь вернулась в 1967 году. Работала учительницей в нескольких школах. Больше всего – в Сигневичской. Здесь, в Маревиле, ее причал – дом, семья. Здесь у Гюльнары появилась сестренка Алена. А позднее и давно запланированный Юрий Петрович – полный тезка того самого чудесного врача, который помог Марии выкарабкаться из хвори.

– Сколько светлых, восторженных мгновений подарили дети! – рассказывает многодетная мама. – Наверное, нет в жизни женщины более насыщенного, светлого и радостного периода, чем тот, когда в доме подрастают дети, когда они рядом. Не зря восточная пословица гласит: «Дети в доме – базар, нет детей – могила»…

Трудового стажа у Марии Михайловны сорок лет. Непривычно было по выходу на пенсию оставаться дома. Со временем, возможно, привыкла бы к тихому житью-бытью, но… здоровье не позволило.  Повинуясь призыву «помоги себе сам», она стала искать избавления от болячек. Перелопатила гору литературы: Шелтон, Брэгг, Кнейп, Хей, Виилма, Иванов, Шичко. Окончила курсы народного целительства, курсы массажистов и даже посещала кружок по эзотерической астрологии. Хотелось найти единомышленников, и однажды ей повезло – познакомилась с  Еленой Букач из Кобрина.

– Был февраль, но Елена Павловна была легко одета, босиком, как будто не чувствовала холода, – вспоминает об их первой встрече Мария Михайловна. – Выглядела очень молодо, хотя возраст приближался к бабушкиному. Она поступила учиться, потому что была поглощена новой работой. За чашкой чая она поведала о своем пути к выздоровлению. Этот рассказ стал для меня отправной точкой к новому образу жизни. Я  стала бегать, обливаться холодной водой, делать зарядку. Читала много специальной литературы.

А после знакомства с Еленой у нее состоялась еще одна важная встреча – с членами клуба «Оптималист» в Минске. Все вместе общались, проводили игры, соревнования, пели под гитару у костра. Туда приезжали люди из разных городов республики – каждый со своей историей и философией жизни, общение с ними также повлияло на ее мировоззрение. Кроме того, клуб организовывал курсы, и Мария Михайловна окончила одни из них – по коррекции зрения. И теперь пишет, читает без очков. Тема здоровья подвигла выбраться даже в Москву – на лекции «Коралл-клуба» о правильном питании.

Мария Василевская принимала активное участие и в работе любительского объединения «Бодрость», организованного при Маревильской библиотеке. Делилась своими наработками по здоровому образу жизни, была помощником и правой рукой руководителя объединения Ольги Лухтан.

И все же о духовном здоровье Мария Василевская заботится не меньше: продолжает читать художественную литературу, увлеклась поэзией. Шьет, вышивает, вяжет. Окончила курсы по ландшафтному дизайну. А значит, впереди еще больше работы по оформлению сада и цветника. Между тем, усадьба Василевских и ранее уже была признана одной из лучших в районном конкурсе по благоустройству.

Под влиянием своей землячки Валентины Добрыниной, которая занимается краеведением и историей своего рода, Мария вдохновилась на изучение собственной родословной и уже выезжала на поиски в Гродненский архив.

Физический труд, увлечения, доброжелательность по отношению к людям и умение радоваться жизни дают силы Марии Михайловне и хорошо сказываются на ее внешнем виде – она хороша собой, бодра и деятельна.

– Я не могу похвастаться своей женской долей, – говорит Мария. – Встречались и на моем пути недобрые люди, но никому не желаю тех огорчений, которые получала сама. Я счастливый человек, потому что прежде всего женщина, мать, и мое материнское поле чистое, без сорняков. Дети не хватают звезд с неба, но люди работящие, порядочные, и это дает мне право гордиться ими, дает силы и желание жить, радоваться солнцу, цветам, всему живому, чем с детства привыкла восхищаться, что перешло ко мне в наследство от родителей, добавилось от добрых людей, встреченных по жизни.

Фото Ольги ЛУХТАН.

Оставьте свой комментарий