Массово-политическая газета Березовского района

Сплетенные нити судьбы

1043
Собств. инф.,
04 августа 2015
НОЧЬ В ОКОПЕ
Листва под ветром шелестит,
в окопе тишина.
В глухую ночь солдат не спит,
солдату не до сна.
Ракета в небе проплывет –
и снова тьма кругом.
Окоп солдата бережет,
Окоп солдату дом.
Ему в ту ночь в огнях ракет
Привидится жена,
Которой краше в мире нет, –
Родная сторона.
Настанет день, орудий гром
Всю землю потрясет –
Прощай, окоп, солдатский дом,
Мы на Берлин пойдем!
День этот, верно, недалек,
Хоть тишина вокруг;
Мелькнул цигарки огонек –
Закурим, что ли, друг?..
Рассвет туманный сменит ночь,
Солдату не до сна.
Дремоту холод гонит прочь:
Война, брат, есть война…
Яким, 17.11.1944 год
 

Представить только, сколько боли и жуткого страха, сколько невообразимой надежды и любви таили в себе ночи солдата. Сидя тогда в окопе, сердце моего прадедушки не могло молчать, а рука продолжала писать – писать строчку за строчкой очередное письмо любимым в родные места…

«Здравствуй дорогая жена и отец, мать и детки мои Саня, Нина и Лида. В первых словах моего письма сообщаю, что до настоящего времени нахожусь жив, здоров, чего и вам желаю. Вы, дорогая жена, пишите мне почаще – я скучаю. Пишите, что делаете, бо у меня работа одна – добить фашистского зверя…»

Судьба Якиму Харитоновичу Шиманскому, как и многим другим в то жестокое время не оставила выбора. Будучи молодым и подтянутым, трудолюбивым и умелым хозяином своего двора, когда до седины еще далеко, а рядом так много радости, он и не подозревал, что настанет день для горечи и расставания. Нелегкое детство, туманная юность, сельский быт. Но с каждым годом счастье подбиралось к нему все ближе. Красавица жена, уютный дом, долгожданный сын Санька – и вот счастье уже касалось его плеча, дергало за рукав и просило не отпускать. Утро 41-го внезапно и быстро оборвало будущее, остановив года, часы и минуты.

На оккупированной тогда территории жизнь как сломанный механизм, продолжала свою работу, делая все новые и новые попытки для возобновления лучших дней. Каждый, будь то старик или ребенок, старался помочь и поддержать. Способный и хорошо разбирающийся в радиотехнике, прадед Яким помогал партизанам. Под шум ракет и взрывающихся снарядов чинил радиоаппаратуру, после чего передавал радистам в партизанские отряды. Спустя месяцы бомбардировок, в пыльный и жаркий сентябрьский день, сквозь слезные и мрачные дни у них появился повод для радости – родилась дочь Нина. С тяжелыми испытаниями боролась тогда семья, и только икона в углу каждую минуту призывала молиться и верить.

В августе 44-го, когда территория Беларуси была полностью освобождена, в семье Шиманских вздохнули с облегчением. Выжили. Стало чуть-чуть легче, и надежда на скорейшее завершение Великой Отечественной стремительно возросла. Тем временем еще одно пополнение. «Теперь нас пять» – говорили Шиманские. Жизнь потихоньку налаживалась, но никто не знал, что именно тот конверт станет еще одной преградой в судьбе. В руках повестка. В ней призывающее слово «За Родину!» и время расставаться. Цифра 32 в паспорте, а за плечами жена с двухнедельной дочуркой, мокрые от слез глаза трехлетней Нины и гордящийся отцом взгляд сына Саши. Горячие объятья на прощание, а в ответ уверенное: «Скоро свидимся»…

Яким и Вера Шиманские.

Так мой прадедушка отправился на войну. Призван он был в сухопутные войска 1-го Белорусского фронта. Служил в 8-й гвардейской армии, 35-й стрелковой дивизии. Свою безумную ностальгию и тоску по родным отправлял в частых письмах домой. В них никогда не передавал боли и тревоги, не рассказывал о войне, просил лишь о здоровье родных, ждал победоносных криков и скорой встречи. Свое местонахождение сообщать не разрешалось, писал, что это секрет. Догадываться оставалось лишь по самих письмах, содержание которых было на польских бланках, листах из блокнота, обертках. Ночью прабабушка Вера, держа в руках тепло любимого, тихо плакала. Зная, что где-то за десятки сотен километров на кровавых полях сражается родной человек, чувствуя и переживая ужасные мгновения вместе с ним, берегла каждое его письмо, а в нем каждое слово было так дорого и ценно. Однако даже ее имя твердило, что не верить было нельзя. Очередная победа Красной Армии, а в серванте уже скопилась стопка писем. Ждать осталось недолго. Скоро будет солнце и защитник рядом. Шло время, а хранимая драгоценность за стеклом не пополнялась. Недели, месяцы и вдруг сердце забилось чаще.

Апрельским утром на хуторе было тихо. За окном мирно и спокойно, а душа так маялась от тревоги. Когда ожидания скрылись за быт и рутину, когда уже совсем не осталось надежды, пришла весть. Но не такая как предыдущие. Она была особенно жуткой – в ней извещение, слова, которые так боялась услышать: «…красноармеец Шиманский Яким Харитонович пропал без вести в апреле 1945-го». Как сейчас обидно понимать, что он был совсем близок к тем счастливым эмоциям и празднику, которого так ждал. Не прокричал со всеми громкое слово «Победа!», а главное, так и не вернулся по цветущей дороге домой. Он так и не рассказал о той страшной войне, не увидел своих внуков и не узнал, как росли его дети, о которых так беспокоился бессонными ночами в окопе.

Для всей семьи это была очень тяжелая потеря, но Шиманские продолжали жить, каждый день надеясь на возвращение любимого отца и мужа. Они встретили долгожданную Победу, начали обустраиваться и находить моменты для радости. Завели хозяйство, пошли в школу. После войны воспитать детей, не имея рядом поддержки и средств, быть всегда погруженной в работу и чувствовать невообразимую ответственность – сложная задача. Прабабушка справилась. Много шила, сын Саша, отслужив в армии, помогал средствами, ездил на заработки на Украину. Жизнь нашла свое русло, и семья была довольна. Но не все еще сказала судьба. Ночь 1962 года принесла еще одну трагедию – погиб сын. Санька, на которого мать так много возлагала надежд, которого так любили сестры, ушел к любимому отцу. Снова боль и слезы, очередные страхи перед будущим, горе и разочарование. Строить все заново пришлось тяжело. Помощь приходила от родных, соседей и просто знакомых. Добиться многого стоило немалых усилий, но они добились, добились впятером. Потому что Шиманских всегда было пять, если не в жизни, так в сердце уж точно.

Сейчас моя бабушка Нина живет в деревне Пешки, Лида по соседству в Борках. Имеем большую семью и все безумно рады, что живем без войны, не видим трагедий боевых дней, не испытываем голода и страха. По-прежнему бережно храним и со слезами перечитываем те заветные треугольники – память о нашем защитнике. И знал бы мой прадед Яким, что спустя 70 лет Победы, про него вот так, с гордостью пишу, рассказываю всем про своего родного героя и благодарю за прекрасную мирную жизнь. Я думаю, он был бы счастлив, как счастливы и все мы.

Юлия ГАЛАБУРДА.

Оставьте свой комментарий