Лицом к лицу

Чужих могил не существует

17 Декабря 2019 3531 0

кладбище.jpg

Начнем с того, почему могилы оказываются позабытыми-позаброшенными? Да потому, что родственники либо живут далеко и не могут приехать, либо таковых вообще не осталось в живых. Бывают, конечно, случаи что и рядом, и живы все. Но не будем их судить. Может быть, между ними и усопшим еще и при жизни, мягко говоря, не было большой любви или симпатии, как это часто случается среди родственников, а может еще какие мотивы или их отсутствие. Но мы сейчас не об этом.

Заброшенные и неухоженные могилы говорят, прежде всего, о них – живых родственниках, друзьях, но также и о нас всех. Никто ведь сейчас не умирает от голода. В случае какой-то критической ситуации всегда найдутся люди, которые и накормят, и оденут, независимо от наличия у пострадавшего семьи или родни. Так почему же такие отношения не могут распространяться шире – и на мир умерших? Увидел на кладбище заброшенную могилку – оборвал сорняки, подправил крест – делов-то! Никто ведь не просит ставить новый дорогостоящий памятник, укладывать плитку или сажать цветы. И если загробный мир все-таки существует, то его обитателям наверняка понравится такое проявление внимания и заботы, да и в вашу карму плюсик добавится.

Убрать чужую могилку, пожертвовать несколькими десятками минут можно и безо всяких мотивов. Да. Просто сделать небольшое доброе дело. Необязательно даже, чтобы это кто-то видел, кто-то одобрил, похвалил. Если зайчихи в лесу выкармливают чужих зайчат, то, что стоит человеку разумному потратить немного труда, чтобы привести в божеский вид место упокоения своего собрата, пусть даже и неизвестного? Кладбище – это ведь своеобразное свидетельство о принадлежности к своему роду, общине, народу. И все люди, покоящиеся на нем и приходящие туда, связаны пусть и не кровными, но земляческими и добрососедскими узами. Вероятно, наши бабушки или прадеды могли дружить, быть деловыми партнерами или просто помогать друг другу в трудное время. И неужели мы, их внуки-правнуки откажем им в такой мелочи, как уход за могилой, разделяя на своих и чужих? Не только глазу приятно ухоженное кладбище. Оно вызывает ощущение того, что все мы – цивилизованные люди, живем в общем доме и вместе следим за его состоянием. Другими словами, смогли привести в порядок населенные пункты по всей стране – сможем и кладбища. А для кого-то это и дело личных эстетических предпочтений: рядом с ухоженной могилой моих предков не должно находиться запустению и одичалости.

Помнится, в конце нулевых в редакцию обратился один возмущенный человек. Поехал убрать на старое кладбище по ул. Пушкина могилу тещи и не обнаружил соседствующее с ней чугунное надгробие 24-летней Фелиции Лущевской, умершей в 1880 году – его украли мародеры. По словам неравнодушного горожанина, за могилой этой девушки его семья ухаживала давно, просто потому, что некому больше было. Без лишних слов и просьб со стороны. А когда надгробие исчезло – этот человек бросился в редакцию и милицию в попытке спасти памятник и вернуть его на место. И такие граждане не единичны, хотя мы о них зачастую и не знаем: не всякое доброе дело нуждается в афишировании.

Хорошо бы, конечно, чтобы такое отношение к могилам становилось нормой поведения и у подрастающего поколения. Посильные работы по уходу за бесхозными местами захоронений, хотя бы раз в год, будут практическим кирпичиком, заложенным в укрепление связи поколений.

А подытожить нашу дискуссию о том, кому убирать чужие могилы, можно давно затасканной, но, тем не менее, не потерявшей актуальности истиной: «Это нужно – не мертвым! Это надо – живым!»

Кирилл РУДЬ, г. Белоозерск. 


В чем «любовь к отеческим гробам»?

Тема деликатна и тонка, как ручное кружево, поэтому будем касаться ее с осторожностью. Хотя и замалчивать явление, по моему мнению, нельзя: оно нарастает, грозя превратиться в массовое.

Еще недавно вопрос о том, кто должен заботиться об увековечении памяти граждан, оставивших яркий след в жизни конкретного населенного пункта и в памяти его жителей, практически не возникал: процессы шли в рамках действующего законодательства, которое никто не пытался оспаривать или редактировать по собственному усмотрению. Однако современный мир все более меркантилен.  И при живых родственниках (и по их мнению) эти функции должно взять на себя государство… Известны факты обращений с подобными просьбами  в районный военный комиссариат, в совет ветеранов войны и труда и нашего района. Причем люди, об увековечении памяти которых за счет государственных средств и структур  или общественных объединений ратуют их родные, не являлись ни Героями Советского Союза, ни Героями Социалистического труда, ни партизанами либо подпольщиками в годы Великой Отечественной войны, ни воинами-освободителями Березы и района от оккупантов. Их за-слуги состоят в добросовестном труде или воинской службе на благо березовской земли и страны. Разумеется, это немало. И, конечно, каждый, кто жил здесь и самоотверженно трудился на благо общества, заслуживает  благодарной памяти и уважения.

И все-таки, содержание мест захоронения, уход за могилой, установка или обновление памятника – это обязанность родственников, тех самых, требующих от властей и общественных институтов облагораживания захоронений своих близких.

Категории захоронений, уход за которыми обеспечивает государство, определены законами  страны  или соответствующими указами Главы государства. Это отнюдь не малый участок работы, требующий материальных и физических затрат. К тому же, кроме братских воинских могил и захоронений жертв войны, мемориалов и всевозможных мемориальных и памятных знаков, государство хоронит еще и тех, у кого нет родственников, а также асоциальных личностей, тех, кого принято называть бомжами…

Конечно, сказанное не означает, что отдельные государственные или общественные структуры не могут позаботиться о захоронениях тех, чьи родные уже умерли или живут далеко. И таких примеров в Березе достаточно. Совету ветеранов района совместно с БРСМ, с волонтерскими отрядами уже доводилось окультуривать могилы заслуженных людей на кладбищах г. Березы. Собственно, эта традиция идет еще с советских времен. Однако практика показывает, что таких захоронений становится все больше – время идет, люди мигрируют, памятники ветшают, а могилы зарастают… Выход, думается, в широкомасштабном изучении проблемы, а возможно, и в пересмотре круга обязанностей  структур ЖКХ по благоустройству кладбищ и отдельных захоронений, в том числе бесхозных. Что греха таить: демографического взрыва в стране пока не наблюдается, у нас стареющее население, а значит, проблема не только сохраняется, но и приобретает все большую остроту.

На сельских кладбищах, как показывает практика, вопросы благоустройства захоронений решаются  проще. Сельисполкомы с помощью сельских старост сумели приучить население к мысли о необходимости наведения порядка не только на родственных, но и на чужих могилах. Вспомнили и традиции. Сегодня в деревнях масса примеров добровольного добросовестного благоустройства захоронений земляков, независимо от их известности и заслуг.

Итак, порядок на могилах наших родных, даже если они похоронены далеко, это всецело наша обязанность.

«Два чувства дивно близки нам… Любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам», – кому не ведомы эти пушкинские строки? Особенность славянской ментальности, о которой писал поэт (почитание истории и предков), в высокой степени присуща белорусам. Пожалуй, ни у одной нации нет такого количества ритуалов  и обычаев, связанных с данью памяти ушедшим в вечность. Мы, когда заходит речь о прошлых поколениях, не стесняемся своей скорби в речах, не жалеем цветов, венков, денег на мрамор и гранит для памятников. А значит, можем и обязаны изыскать возможности и для ухода за дорогими могилами – пусть и дистанционного: лично или через посредников договориться с теми, кто согласен за умеренную плату взять эти заботы на себя.

Иван ГЕЙЦ, г. Брест.

Комментариев нет. Оставите свой?

Оставить комментарий
Войти через социальную сеть:
Номер 53135599