Частная жизнь

Ошибочные выводы

10 Декабря 2019 803 0

Охота.jpg

Самое древнее занятие на земле – это охота. Оно началось со времен пещерного человека и сохранилось до наших дней. Охота обеспечивала продуктами питания, одеждой, обувью, а отдельные народности – и жильем.

Охотниками не становятся, охотниками рождаются. И только у них резко выражены такие замечательные черты характера, как скромность, взаимовыручка, взаимопомощь и, конечно, общительность. 

За свой 63-летний стаж любительской охоты я прошел множество лесных массивов, покорял топкие болота, ночами сидел в засаде. Охотился в Литве на кабанов, в Чехословакии – на коз. Встречался с интересными людьми. Много было всевозможных приключений, случаев, событий. Охота – это образ жизни и состояние души.

Всем известно, что надолго в памяти остаются не только удачные охоты. Со временем часто, возвращаясь к случившемуся, мы начинаем оценивать его иначе, чем раньше: то, что некогда казалось досадным недоразумением, потом вспоминается с легкой улыбкой, а сожаление сменяется благодарностью к неведомым силам, удачно повернувшим события.

Все чаще и чаще вспоминаются отдельные эпизоды охотничьей жизни, которыми хочется поделиться с товарищами, а когда желание хлещет через край эмоций, общения с товарищами становится недостаточно – обращаюсь к читателям.

Получив первую зарплату в октябре 1961 г. (мне тогда было двадцать  лет), я поехал в город Кобрин, и там, в охотничьем магазине, сбылась моя мечта: я купил себе двуствольное гладкоствольное курковое ружье ТОЗ-54 за сорок три рубля. До этого с детства охотился с одноствольным и чувствовал себя несостоявшимся охотником.

В те времена жизнь охотников была гораздо проще: для покупки ружья, боеприпасов не требовалось никаких документов. Оружие с патронташами вешалось, как правило, в зале, на видном месте, как украшение. Охотились без путевок, без лицензий в любой день недели везде, где нравилось. Ни заказников, ни зеленых зон, ни других запрещенных территорий. Добывали любую дичь – никаких запретов, наказаний. 

Наспех пристреляв новенькую тозовку, я с двумя товарищами ранним утром отправился к д. Кокорица пострелять с подхода уток на болоте у реки Ясельды.

Уток было мало, поднимались далеко, и мы не добыли ни одной. А так хотелось пострелять с новенького оружия по живым мишеням! Уставшие, добрались к мосту у д. Старомлыны, надеялся остановить попутную машину, доехать до Дрогичина. И здесь нам повезло. Остановилась грузовая машина, водитель поинтересовался результатами нашей охоты и, когда узнал, что у нас пусто, весело рассмеялся: 

– Да вы не знаете, где охотиться. Мы возим сено с Радостовских болот, там такие стаи! С каждого болотца, с каждой канавы поднимаются утки. Езжайте туда, только побольше патронов берите.

Рассказ водителя меня заинтересовал, и уже на второй день на полу кузова грузового автомобиля ГАЗ-51 ехал в д. Радостово. Дорога была проселочная, проложенная через леса и болота, о ней можно однозначно сказать: хуже не бывает. Сорок километров в кузове меня подбрасывало, трясло, как осиновый лист, кидало из стороны в сторону, казалось, этому испытанию не будет конца.

В Радостове посоветовали обратиться к старому охотнику – сторожу школы Архипу Марчуку. Встретил меня как хорошего старого знакомого. Выслушал цель приезда, очень сожалел, что у него нет времени поохотиться вместе. «Но вы не расстраивайтесь, с моим сыном Никитой сходите на болото под Белоозерский канал. Там уток много, место он хорошо знает, успеете к наступлению темноты пострелять», – успокоил меня.

Никита – учащийся десятого класса, крепкого телосложения, с большим удовольствием воспринял предложение отца. Быстро собрался, взял ружье, патроны, и мы двинулись в путь. Шли ускоренным шагом, в хорошем настроении, предвкушая хорошую охоту. Километров шесть прошли очень быстро, дальше начинался ольшаник, залитый водой, покрытый буреломом. И это препятствие мы преодолели. Вышли на край обширного болота, вдалеке просматривался берег Белоозерского канала. Болото сплошь покрытое травой, были и плесы чистой воды. Летали, садились и утки небольшими стаями. Я надеялся, что здесь будет много уток, но такого представить себе не мог: они поднимались слева, справа, сзади, из-под ног. После выстрелов делали круг, второй и невдалеке садились вновь. Создавалось впечатление, что здесь никто никогда не охотился и они совершенно не пуганы. Скоро кончились патроны, мы продолжили подбирать битых, и здесь постигло разочарование.

Подбирать уток было сложно. Болото с твердым дном, высоким уровнем воды, сплошь в отдельно стоящих высоких кочках. По кочкам не пойдешь – качаются, неустойчивые. Пространство между ними, чтобы пройти, было не везде. Следовательно, отдельные участки непроходимы. Сбитую утку видишь, а забрать невозможно. Такая охота нас не устраивала. К темноте возвратились в Радостово, поделились впечатлениями с Архипом. Он внимательно выслушал и предложил на следующий день идти на Белое озеро. Там, на острове, можно очень результативно поохотиться. Мы согласились.

Белое озеро расположено в лесу, песчаное дно, чистейшая вода. Посередине проходит государственная граница с Украиной. Места живописные, красивые, труднодоступные. Проехать можно только по берегу Белоозерского канала, но охрана шлюзов в целях обеспечения целостности дамб проезд запрещает. На лодке с мотором по каналу тоже плыть запрещено, следовательно, отдыхающих мало, в лесах изобилие ягод, грибов, зверя.

На берегу, у самой воды, невдалеке от Хабаристского канала, стояла крытая тростником хижина. Днем дверь никогда не закрывалась. Любой путник мог зайти, укрыться от дождя, обогреться.

В хижине стояла двухместная деревянная кровать, столик, сбитый из неструганных досок, на полке алюминиевая посуда. А жили в этой хижине Семен с женой Марфой. Семен занимался рыбалкой, а Марфа по воскресеньям возила улов в Кобрин на базар. Все жители ближайших деревень могли в любое время купить рыбу. Сети стояли круглосуточно. Утром мужчина выбирал ее и выпускал в прудик, нахождение которого было известно только ему. При необходимости брал сачок, мешок и приносил любую рыбу – сколько нужно. Сколько ни пытались рыбаки найти этот прудик, никому не удалось.

На следующий день пришел к Марчукам. Встретил опечаленный Архип: «Никита заболел: температура, кашляет, наверное, грипп. На охоту не пойдет, но вы не расстраивайтесь, я уже договорился с Гришей Корхом. Он живет в доме напротив церкви. Правда, не охотник он, рыбак, но с удовольствием составит компанию. У него своя плоскодонная лодка стоит у Семена. Идите, берите и плывите на остров», – объяснил он. План мне понравился.

Гриша уже ждал меня. Всю дорогу рассказывал о прелестях рыбалки на Белом озере. А в болоте, где вчера охотились, очень много вьюнов, которые являются лакомством для уток. Вот почему выгнать их оттуда невозможно.

За эмоциональным разговором быстро прошло время, и мы подошли к избушке Семена.

Лодки на месте не оказалось. Хозяин перебирал на берегу рыболовные сети. В свое оправдание сообщил: «Не надеялся на сегодняшний визит Гриши, приехали какие-то вояки из Украины на катере, попросили лодку, и я дал. Скоро они возвратятся. У Хабаристского канала к заходу солнца всегда хороший лет уток. Можно пострелять». А Гриша к этому времени уже встревожил радостовских парней и сеткой у берега совместно продолжил ловить рыбу.

Я пошел, замаскировался в камышах в устье канала. Утки не заставили себя долго ждать. Показалась первая стая, но обошла стороной. А вот вторая – прямо на меня, ближе, ближе. Все, можно стрелять. Вскидываю ружье, два выстрела. Одна есть.

Подошел катер с нашей лодкой на буксирном тросе. Вышли четыре человека. А вот на горизонте опять стая, прямо на меня, и так низко. Стреляю – две утки падают. Один из приезжих отделился и идет ко мне с ружьем. Вот хорошо, будет сосед по охоте. Не доходя метров семьдесят, становится на открытой местности. А вот и очередная стая, но, заметив моего соседа, отклонилась в сторону, что не помешало ему отдуплиться на большое расстояние, это меня возмутило. Опять летят, опять соседа видят, опять стрельба на большое расстояние. Такая охота противоречит всем охотничьим требованиям и нормативам. И я, стараясь как можно больше придать весомости своему замечанию, громко прокричал: «Эй, мазила! Спрячься в камышах, подпусти уток поближе – и сам постреляешь, и другим мешать не будешь». В ответ молчание, но сосед зашел в камыши, замаскировался. Я торжествовал – значит, дошло! А вот и стая уток, большая, плотная, низколетящая и прямо на меня. Вот сейчас соседу продемонстрирую класс стрельбы. Пусть поучится! Так нет же, стая отклоняется на соседа. Наблюдаю: он пригнулся, ждет, стая ближе, ближе, уже над ним. Выстрелы – и ни одной сбитой.

«В чем дело?» – думаю я. Ведь промазать в такую плотную стаю на близком расстоянии невозможно. Значит, напрашивается вывод: у соседа плохое ружье. Как старые охотники говорят: не живит, то есть нет резкости. Вот бы ему мою тозовку, и я в очередной раз нежно погладил вороненые стволы своего ружья. Надо будет ему посоветовать: пусть купит такую. Ведь она недорогая, сорок три рубля.

Начало темнеть. Подобрав уток, я отправился к избушке. Гриша вычерпывал воду из лодки, сосед хлопотал у катера, остальные – у мангала.

Начальство уже закусывает, а мой сосед готовит катер к рыбалке. «Хочет угодить начальству, наверное, сверхурочник», – подумал я.

Когда лодка уже была готова к отплытию, подошел сосед. Он был выше среднего роста, с волевым лицом, в коротких резиновых сапогах, в видавшем виды зеленом плаще, в ни о чем не говорящей фуражке. Поинтересовался, куда это мы собрались. Использовав свое охотничье красноречие, я сообщил, что на остров. Там утром, на зорьке, очень много уток, и такую охоту упустить нельзя. «Ночью, при такой волне, на этой ветхой лодочке плыть в глубь озера, искать остров – это безумие, – сказал он. – Мы отвезем вас на катере, утром придем, поохотимся вместе и заберем. А лодочку дайте нам на ночь порыбачить».

А ведь он же прав! Мы согласились.

На острове дров хватало, разожгли большой костер, наложили бревен на всю ночь. Постель сделали из камыша и под кряканье летающих уток крепко уснули.

Проснулись от шума работающего двигателя подплывающего катера. К нам подошли мой сосед по охоте и с ним еще молодой, спортивного телосложения парень в военной форме, без погон. Сосед поинтересовался, как нам спалось, и присел у костра. Ружье лежало у него на коленях, оно привлекло мое внимание. Я попросил разрешения взглянуть. Взял в руки, при свете костра посмотрел – и был шокирован. Такого я не видел ни на фотографиях, ни в кино, ни в музеях.

Богатейшая гравировка, позолота, идеальная подгонка стволов, приклад с интересной текстурой, резной затыльник. Да, такое ружье не может плохо стрелять. Желание предложить ему купить такую тозовку, как у меня, мгновенно пропало. Да, еще что-то написано на стволах. Приблизился к свету костра, читаю: «Трижды Герою Советского Союза маршалу И. Кожедубу от четырежды Героя Советского Союза маршала Г. Жукова».

Я не поверил своим глазам, заикаясь, спросил:

– Простите, вы что – Кожедуб?

– Да, Иван Никитич Кожедуб, – громко рассмеявшись, ответил он.

Вскочил до сих пор еще дремавший Гриша: «Что? Где Кожедуб?» Я дал почитать на стволах ружья. Он сел, молчал. Кожедуб хохотал. Я краснел.

Стало светать, в воздухе просматривались пролетающие утки. Стелился туман. Мы вышли на западный берег острова. Утки пролетали низко над водой и садились на песчаную отмель. Был выбор: можно было стрелять летящих или севших на отмель. Кожедуб предпочитал стрелять сидящих, я не стрелял, не мешал. Охота прошла очень удачно. Мы, довольные, пришли к костру, быстро собрались и уехали к избушке.

Впечатление осталось неизгладимое. Эмоциям не было предела. Кожедуб рассказывал друзьям об удачных выстрелах.

К обеду пришли в Радостово. Первым нас встретил завуч школы В.Г. Косуха и спросил меня: «Так расскажи, как летчика, сбившего шестьдесят два боевых немецких самолета, ты назвал мазилой?»

Я оправдывался. Толпа росла. Еще и еще раз просили рассказать о встрече, совместной охоте с Иваном Никитовичем Кожедубом.

Долго еще мужики расспрашивали меня, как я обозвал И. Кожедуба мазилой. Я повторялся: «Я не Кожедуба, а охотника обозвал…»

Георгий ВАШКЕВИЧ, г. Белоозерск.


Комментариев нет. Оставите свой?

Оставить комментарий
Войти через социальную сеть:
Номер 53135599