Страницы истории

Тяжелый рок полковника Ивана Машталера

26 Февраля 2019 343 0

Капитан.jpg

В ноябре прошлого года на электронную почту газеты «Маяк» поступило письмо от жителя города Москвы Михаила Александровича Глазунова, в котором он благодарит за публикацию статьи «Он погиб не на войне», рассказывающую о судьбе его деда полковника Ивана Алексеевича Машталера (на фото, 1941 г.), заместителя командира 30-й кавалерийской дивизии, погибшего в автомобильной катастрофе 31 июля 1945 года и похороненного в сквере г. Березы. Михаил Александрович выслал и три фотографии деда.

Впервые я рассказал о судьбе полковника И.А. Машталера в одной из статей районной газеты еще в июле 2000 года. К тому времени у меня была копия послужного списка И.А. Машталера и несколько писем ветеранов 4-го гвардейского кавалерийского Кубанского казачьего корпуса. Известно было и то, что в той катастрофе погиб еще один военнослужащий – рядовой Х.А. Шукюров, но по чьей-то ошибке год гибели последнего указан не 1945-й, а 1944-й. Эта описка явилась причиной того, что фамилия Х.А. Шукюрова была внесена на мемориальные плиты с момента воинского захоронения, а фамилия полковника И.А. Машталера – лишь в 1987 году. Вроде бы все объяснимо: человек погиб не в ходе боевых действий, а в мирное время. Но все же забыт оказался полковник, заместитель командира дивизии…

31 июля 1945 года – мирное время для Беларуси: закончилась война в Европе, но буквально через несколько дней советские Вооруженные Силы начали боевые действия на Дальнем Востоке против Японии. После трехмесячного перерыва в августе – сентябре 1945 года в Беларусь вновь приходили похоронки на мужей и сыновей, погибших в далеких Монголии и Китае. Впрочем, уведомление о гибели полковника И.А. Машталера было отправлено его жене в Москву на фронтовом похоронном бланке: «Ваш гвардии полковник Машталер Иван Алексеевич в бою за социалистическую Родину… погиб 31 июля 1945 г. Похоронен в селе Береза-Картузская». Копия этой похоронки, присланная в адрес Березовского районного военного комиссариата кем-то из родственников погибшего, возможно, его дочерью, и явилась основанием для появления фамилии полковника И.А. Машталера на одной из плит в городском сквере. 

После публикации моей статьи в 2000 году в редакцию газеты поступил звонок от одного из жителей нашего района, который видел и помнит последствия той послевоенной автомобильной катастрофы. Этот очевидец сообщил, что тогда, 31 июля 1945 года, погибло несколько офицеров. Я не придал особого значения этой информации, т. к. посчитал, что время стирает из памяти многие факты: несколько офицеров могли ассоциироваться с несколькими военнослужащими – полковник И.А. Машталер и рядовой Х.А. Шукюров. Но об этом звонке я вспомнил, когда увидел ксерокопию «Именного списка безвозвратных потерь офицерского состава 30-й кавалерийской дивизии». В этом списке размещены сведения о гибели двух офицеров – полковника Ивана Алексеевича Машталера и капитана Александра Евдокимовича Попова, старшего инструктора по оргпартработе политотдела дивизии. В графе «Когда и по какой причине выбыл» напротив фамилий обоих офицеров сделаны одинаковые записи «08.08.1945 г. Убит при катастрофе автомашины». Место их захоронения не указано. Опять вопрос: а почему 08.08.1945 г., а не 31.07.1945 г.?

В послужном списке полковника И.А. Машталера есть записи: «08.08.45 г. убит при катастрофе автомашины, приказ ГУК МВС (Главного управления кадров министерства Вооруженных Сил) №0270 от 16.02.1946 г.», а затем «из сообщения по телефону из ОК (отдела кадров) Командующего Кавалерии Красной армии погиб при катастрофе 31.07.1945 г. на автостраде Брест – Минск». На запрос в Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации с просьбой указать место захоронения полковника И.А. Машталера и капитана А.Е. Попова пришел ответ, что в «именном списке безвозвратных потерь офицерского состава 30-й кавалерийской дивизии» место захоронения названных офицеров не указано. Получается, что единственным документом, где было указано место захоронения полковника И.А. Машталера и капитана А.Е. Попова, являются «похоронки» – уведомления ближайшим родственникам (для женатого – жена, а для холостого – мать или отец) о гибели военнослужащих. Просто кто-то из работников отделения кадров не сделал запись, вот и все. В списке безвозвратных потерь указаны родственники погибших офицеров и их адреса: для полковника И.А. Машталера – жена Галина Павловна Машталер, проживавшая по адресу: г. Москва, улица Серпуховская, дом 20/21, кв. 21, а для капитана А.Е. Попова – мать Екатерина Меркурьевна Попова, проживавшая по адресу: Алтайский край, Смоленский район, село Катунское. Мною были сделаны запросы по указанным адресам в Москву и в Алтайский край. Ответ последовал только из Москвы, где было указано, что данный адрес принадлежит или магазину, или какому-то учреждению. Если бы не пришло письмо от родственников полковника И.А. Машталера в Березовский военный комиссариат тогда, в 70-е годы, и копия уведомления о его гибели и месте захоронения, то эта фамилия была бы забыта до сего дня, как забыт и капитан А.Е. Попов.

Виновников искать не надо, да и бесполезно; так уж сложились обстоятельства. Здесь уместно вспомнить рядового Х.А. Шукюрова, погибшего в той же катастрофе. Учет безвозвратных потерь личного состава РККА весь период Великой Отечественной войны велся по двум категориям – офицерский состав, солдаты и сержанты. Удалось разыскать донесение о гибели и нами упоминаемого рядового Х.А. Шукюрова. И здесь без ошибок не обошлось: в «Именном списке безвозвратных потерь личного состава по 1675-му артиллерийско-минометному полку 30-й кавалерийской дивизии с 31 июля 1945 г.» указан «красноармеец Шукуров Халиджа Атаджаевич, коновод, 1922 г. р., член ВЛКСМ, уроженец Азер. АССР, город Баку, ст. Хагмас, призванный Хагмасским РВК Азербайджанской ССР, 31.07.1945 г. при совершении автокатастрофы погиб, похоронен в гор. Береза Витепск. обл, ближайшие родственники – мать: Шукурова Ширин Бажи, где проживает – Азербайджан. ССР, г. Баку, ст. Хагмас, Ергис с/с» [так указано в документе. – Прим. автора].

Этот горький урок может быть сегодня только назиданием для работников любых кадровых органов, от действий которых поистине зависят судьбы людей. После окончания Великой Отечественной войны происходит реорганизация армии. На фоне этих меро-приятий 30-я кавалерийская Новобугская ордена Ленина, Краснознаменная, орденов Суворова и Кутузова дивизия, завершившая свой боевой путь в Чехословакии, преобразовывается в 11-ю механизированную дивизию. Приказом Командующего Кавалерией Красной армии №0437 от 4 июля 1945 года полковник И.А. Машталер убывает в распоряжение Командующего бронетанковых и механизированных войск Красной армии. Место дислокации нового соединения – город Марьина Горка в Беларуси. В кавалерийской дивизии делопроизводство было завершено, а в механизированной не начато. Лошади сдавались в народное хозяйство, а рекогносцировочная группа во главе с заместителем командира дивизии полковником И.А. Машталером (в эту группу входили капитан А.Е. Попов и рядовой Х.А. Шукуров) убыла к будущему новому месту службы. В пути следования трое военнослужащих этой группы погибли в ходе автомобильной катастрофы, произошедшей 31 июля 1945 года на территории Березовского района.

Перезахоронение военнослужащих, погибших при освобождении района от немецко-фашистских захватчиков, из многочисленных братских могил, находящихся вне Березы, в будущий городской сквер будет произведено намного позже. А тогда, летом 1945 года, было принято решение похоронить полковника И.А. Машталера, капитана А.Е. Попова и рядового Х.А. Шукюрова рядом с могилами воинов, погибших в самом городе и его ближайших окрестностях. А потом появлялись их имена на мраморных плитах: рядового Х.А. Шукюрова – с момента обоснования городского сквера, полковника И.А. Машталера – в 1987 году, а имя капитана А.Е. Попова до сего дня забыто.

Валерий НЕПАРКО.

Статью о капитане А.Е. Попове читайте в следующем месяце.

Комментариев нет. Оставите свой?

Оставить комментарий
CAPTCHA