Страницы истории

Военный гарнизон Комсомольск

04 Апреля 2016 4326 6

Одно из урочищ в лесном массиве у деревень Пески, Войтешин и Речица носит название «Комсомольск» (на фото). Здесь и сейчас можно увидеть стройные ряды поросших травой и кустарником неглубоких котлованов.

Летом 1940 года сюда прибыл для постоянной дислокации после участия в советско-финской войне, а затем и похода в Эстонию 459-й стрелковый полк (сп) 42-й стрелковой дивизии. Под казарменные помещения использовались все возможные сооружения. Для отдельных батальонов вполне подходили помещичьи фольварки, а вот для размещения стрелкового полка даже несколько фольварков было явно недостаточно. Для размещения 459-го сп было принято решение строить лесной военный городок в землянках. Этот городок был назван Комсомольском в честь молодого дальневосточного города Комсомольска-на-Амуре. В донесении о дислокации частей и соединений Западного особого военного округа на 6 ноября 1940 года указывается, что 459-й сп размещен в г.дв. (господский двор) Пески Березовского района. Отдельные роты этого полка размещались в зданиях усадьбы Пусловских, но стрелковые батальоны в землянках.

Для того чтобы представить размеры Комсомольска, приведем некоторые штатные цифры стрелкового полка РККА (на 1940 год): личного состава – 3182 человека, из них командно-начальствующего состава (офицеры) – 188 человек, 1 легковой и 18 грузовых автомобилей, 109 верховых лошадей и 233 повозки. Командно-начальствующий состав проживал в основном на квартирах в близлежащих деревнях. Даже разместив в каждую землянку по 30 человек, необходимо было построить до сотни землянок. А еще штаб полка, штабы батальонов, клуб, медицинский пункт, склады, мастерские, пищеблок (кухню), место для приема пищи, объекты санитарно-гигиенического назначения (место для умывания, место для отходов, место для мытья котелков, туалет), плац, коновязь (навес для содержания лошадей), автопарк, спортивный городок, стрельбище, учебные поля. В ноябре – декабре 1940 года значительная часть сержантов и рядовых – участников боевых действий советско-финской войны – была уволена в запас. Их заменили призывники из военкоматов. В апреле 1941 года воинские части 42-й сд перебазируются в район Бреста, а на местах их дислокации формируются воинские части 205-й моторизованной дивизии (мд); в военном городке Комсомольск – 721-й мотострелковый полк (войсковая часть 9674). Назначено командование полка: командир полка – майор Карапетян Асканаз Георгиевич, заместитель командира полка по политической части – старший политрук Плеходанов Алексей Дмитриевич, помощник командира полка по снабжению – капитан Маренков Василий Дмитриевич. По штату в мотострелковом полку полагалось иметь 2677 военнослужащих, в том числе командно-начальствующего состава – 175 человек, 285 автомобилей, 10 бронеавтомобилей и 70 мотоциклов. В докладе командира 14-го механизированного корпуса  от 5 мая 1941 года указывается: «Для обслуживания артиллерии в/ч 9671 (Картуз-Береза, управление 205-й мд) намечен артполигон… Расширение площадки для стрельбища в/ч 9671 связано с расширением лесного массива и перемещением крестьянских хозяйств… Имеющееся стрельбище совершенно не оборудовано для отработки задач по КСП-38 (Курс стрельб пехоты – 1938 г.). В в/ч 9671 красноармейцы размещены в землянках (один полк) и частично в казармах. Размещение скученное. Требуется постройка казарменных помещений на 1500 – 2000 человек. Начсостав квартирами обеспечен на 35%, остальной состав размещен по деревням в окрестностях размещения части. Требуется постройка ДНС (дома начальствующего состава) на 100 – 150 квартир. Учебных классов не имеется. Войсковое соединение 8535 (14-й механизированный корпус) в боевом отношении не готово».

В донесении по размещению воинских частей 205-й мд указано место дислокации 721-го мсп – «военный городок в 8 км северо-западнее господского двора Пески». По состоянию на 13 июня 1941 года укомплектованность частей 205-й мд автомобилями составляла 34%, мотоциклами – 16%.

Вспоминает красноармеец Данилов С.Г.: «17 декабря 1940 года я был призван на военную службу Юрьев-Польским РВК Ивановской области. Меня направили служить в Белоруссию, под Брест-Литовск… Весной, где-то в апреле месяце, нас маршем в 80 км от Бреста перевели на новое место дислокации части. На новом месте был лес и поля. Жить было негде. Строили землянки. Офицеры с женами жили в бараках. Я был назначен оружейным номером при 76-миллиметровой пушке. Перед началом войны за несколько дней нам выдали винтовки. 21 июня в парке нашего полка были задержаны три немецких диверсанта. Их сбросили в лес. Но в связи с тем, что лето было жаркое, горели болота и леса. Десантники же попали как раз между пожарищем и расположением нашей части. И им деваться было некуда. Они пошли в нашу сторону. Когда их взяли, они вели себя нагло, ничего не боялись. Только твердили, что завтра их освободят. На утро 22 июня нашей батарее была назначена сдача кросса с выездом на Бронн Гуре (Бронная Гора).

Однако утром 22 июня проснулся от грохота и стрельбы. Началась паника, суета, все бегали, кричали. Командира полка, как оказалось, на месте не было. И никто не знал, что делать. Так начался первый день войны.

Жены офицеров собирались на небольшой поляне, которая находилась в лесу, и грузились на машины. В это время неожиданно налетели немецкие самолеты. Они стреляли по машинам, женщинам, детям и солдатам. Вокруг раздавались крики и стоны. Многие в ужасе, пытаясь спрятаться, куда-то бежали. Я успел спрятаться в расщелину двух деревьев. И все же и меня задела пуля, пробив мой ранец. Появились убитые. Было страшное зрелище. После налета немецких самолетов офицеры собрали всех живых солдат. Построили. Разделили нас на несколько подразделений. Меня и других солдат погрузили в машины, подцепили пушки и куда-то повезли. Другая часть солдат перестроилась и с криками «Ура!» куда-то побежала по полю. Мы их больше никогда не встречали. Выгрузили нас в лесу, рядом с полем, которое было засеяно рожью. Сколько дней мы там были, не помню. Рожь была высокая, и нас не было видно. Притаившись, ждали немцев. В стороне стояли четыре пушки нашей батареи. Вскоре появились немцы. Танк и несколько немцев, примерно десятка два-три. Танк подбили. Но и нашим пушкам досталось. Наводчика в руку ранило, несколько пушек расстреляли. Прозвучала команда «Вперед! Ура!». И завязался рукопашный бой с немцами. Все произошло моментально. На меня фашист бежал, но я в него успел вперед впихнуть штык под низ живота. Штык вошел тяжело. Кое-как я смог отшвырнуть  немца в сторону. Здоровый немец был! Рядом был старшина. Вот он здорово немцев убивал, умело применяя штык. Но потом, как выяснилось, его убили. В меня же попала граната. Граната угодила в голову. Я потерял сознание. Слава богу, что она не разорвалась. Когда очнулся, была тишина. Бой закончился. Я стал искать своих. Собрались мы в лесу. Офицеры, политрук и молодой лейтенант построили нас, оставшихся в живых, и предложили выходить из окружения».

Вспоминает командир стрелковой роты 226-го мсп лейтенант Москалев Г.А.: «Вечером 21 июня я со своей ротой находился в селе Старые Пяски. Командиром их полка был полковник Коропитьян (майор Карапетян). В этот день, вечером, на одной из квартир собрался весь командно-начальствующий состав полка. Это было первое знакомство друг с другом. Ведь часть была новая, только что созданная. Пили вино за знакомство, разговаривали. Прощались уже в час ночи. Командир полка объявил всем, что завтра они могут отдыхать. До этого в течение последних недель весь командный состав, что был на сборах, должен был приходить в полк и в воскресенье. Утром 22 июня где-то в половине четвертого меня разбудил гул моторов. Послышался взрыв бомб, а затем и пулеметная стрельба с самолетов. Я направил связного в штаб узнать, что происходит. Штаб полка находился в трех километрах от Старых Пясков. Вернувшись, посыльный сообщил, что в расположении полка он увидел суматоху и беготню бойцов. На территории собирали трупы людей, несли и вели раненых в госпиталь. Утром немецкая авиация обстреляла наш городок и вместе с ней расположенный севернее танковый полк».

Из письма внучки красноармейца 721-го мсп Попова П.Ф.: «10 декабря 1940 года Петр Федорович был призван в РККА Ужурским райвоенкоматом Красноярского края. Дед стал курсантом полковой школы в/ч 2304 на станции Жабинка Брестской области. Затем передислоцировались в военный городок Комсомольск под городом Картуз-Береза, в механизированный полк. Дедушка вспоминал, что в воскресенье  22 июня 1941 года на рассвете их обстреляли фашистские стервятники. Так для него началась война. Началась с горечи поражений и отступления к старой границе».

Из воспоминаний командира минометного расчета сержанта Шумидуба Н.Ф.: «1 сентября 1940 года стал курсантом учебной роты. В марте 1941 года нас перевели в город Береза в мотомеханизированный полк №9674, где мы продолжали обучение. Приближался июнь 1941 года. К началу войны я получил звание сержанта, поэтому был назначен ротным минометчиком. 22 июня, рано утром, нас подняли по тревоге и объявили о начале войны. Наша рота была отправлена к месту получения боевого задания. По дороге нас постоянно бомбили, здесь я впервые видел смерть, кровь, жуткие картины последствий первых ударов фашистской авиации, панику людей, мирного населения, взывающего о помощи. Действия противника были непредвиденные, поэтому что-то просчитать вперед было невозможно, кругом идут ожесточенные бои, много раненых, гибель товарищей, командиры отдают приказ: «Вперед!», и мы, верные приказу, двигаемся дальше, впереди деревня, немцы отступают, мы, обрадовавшись, устремились за ними и попадаем в кольцо, которое сомкнулось. По нам открыт шквальный огонь из пулеметов и минометов, да еще и придавили танками. 95% наших ребят навсегда остались лежать на той земле. В батальоне, в котором я служил, из 600 человек осталось 100».

Исходя из воспоминаний командира стрелковой роты 226-го мсп лейтенанта Москалева Г.А. и детей командира пулеметной роты этого же полка лейтенанта Парфенова И.М., они проживали накануне войны также в д. Старые Пески. Для пехотинца поле – это академия солдата, значительная часть его подготовки проходит на полигоне и стрельбище. Большинство подразделений 226-го мсп (другого мотострелкового полка 205-й мд) (официальное место дислокации – Картуз-Береза. Красные казармы) в июне 1941 года также находились в районе военного городка Комсомольск. В книге «Память» есть воспоминания красноармейца 226-го мсп Проскурикова А.Я., который накануне войны проходил военную службу также в д. Старые Пески. А лейтенант Парфенов И.М. 21 июня заступил в наряд дежурным по полку (226-й мсп), подразделения которого были в Комсомольске. В карточке военнопленного лейтенанта Дубовца П.Я., адъютанта старшего 293-го отдельного разведывательного батальона (место дислокации – Малеч) указано место жительства жены Дубовец Антонины – Старые Пяски Брестской области. На основании вышеизложенных воспоминаний и документов можно предположить, что Комсомольск был не только местом расположения 721-го мсп, но и своего рода центром подготовки всех стрелковых подразделений 205-й мд.

22 июня 1941 года во второй половине дня в 721-м мсп был сформирован сводный моторизованный батальон, который под командованием майора Карапетяна А.Г. убыл в район Кобрина для усиления вышедших из района Бреста частей 28-го стрелкового корпуса и 22-й танковой дивизии, с последующим проведением на рассвете 23 июня контрнаступления. Не готовым даже к обороне разрозненным советским соединениям ставилась задача наступать. Это еще больше усугубило трагизм личного состава 4-й армии Западного фронта. Виновных назначили очень быстро. Через месяц, 22 июля 1941 года, в Москве был оглашен приговор Военной коллегии Верховного суда СССР в отношении бывшего командования Западным фронтом. Командующий фронтом генерал армии Павлов Д.Г., начальник штаба фронта генерал-майор Климовских В.Е., начальник войск связи фронта генерал-майор Григорьев А.Т. и командующий 4-й армией генерал-майор Коробков А.А. приговорены к расстрелу с конфискацией всего лично им принадлежащего имущества. В тот же день приговор был приведен в исполнение. В июле 1957 года все казненные посмертно реабилитированы. В ходе следствия 7 июля 1941 года генералу армии Павлову Д.Г. был задан вопрос: «Части округа были подготовлены к военным действиям?» Бывший командующий ответил: «Части округа к военным действиям были подготовлены, за исключением вновь сформированных – 17, 20, 13, 11-го мехкорпусов. 14-й мехкорпус имел слабо подготовленную только одну мотодивизию и стрелковые полки танковых дивизий». А в это время солдаты и командиры 721-го и 226-го мсп с боями выходили из окружения, хотя официально по архивным данным эти полки прекратили свое существование 30 июня 1941 года.

Солдаты и командиры военного гарнизона Комсомольск в числе первых вступили в неравную битву с фашизмом. Многие из них пали в тех боях. Как легенда из поколения в поколение передается рассказ о подвиге военнослужащих Новикова Н.И. и Будникова Н., прикрывавших отход своего подразделения в июне 1941 года и геройски погибших возле д. Горск. У старого шоссе Брест – Минск им установлен памятник. В списках личного состава 721-го мсп пропавшим без вести в июне 1941 года числится командир стрелкового взвода младший лейтенант Будников Николай Никитович, родом со Смоленщины. Его родственников найти не удалось. Братская могила у д. Горск уникальна уже тем, что известны несколько фамилий воинов, павших в 1941 году. Подавляющее большинство погибших в 1941-м покоятся в безымянных могилах.

Хочу обратиться к жителям г. Березы и дд. Бронная Гора, Речица, Войтешин, Огородники, Пески, Малеч, Сигневичи, Кабаки, Селец, Осовцы, Первомайская. В домах ваших односельчан до войны проживали семьи многих командиров воинских частей 205-й моторизованной дивизии. У многих погибших и попавших в плен командиров в учетных карточках был указан адрес семьи по месту их проживания на начало Великой Отечественной войны – город Картуз-Береза и названия многих деревень нашего района. Отдельные семьи командиров в июне 1941 года не успели эвакуироваться и поэтому проживали здесь же.

Исходя из воспоминаний Данилова С.Г., Москалева Г.А., Попова П.Ф., Шумидуба Н.Ф., Проскурикова А.Я. 22 июня 1941 года после налета фашистской авиации на военный городок Комсомольск были убитые, но до сего дня не установлено их место захоронения. Возможно, вам что-то известно по поводу поставленных мною вопросов? Ваши воспоминания дополнят мой очерк, и тем самым вы внесете посильную лепту в сохранение памяти тех, кто первым в июне 1941 года вступил в борьбу с фашизмом.

О судьбах командиров военного гарнизона Комсомольск я расскажу в следующей публикации.

Валерий Непарко, подполковник запаса.

Фото Николая СИНКЕВИЧА.

Комментарии
6
наталья 21 Мая 2017
Спасибо.Мой дядя служил в Береза.л-т.Вошевко Лука Антонович. В июле попал в плен.Бежал в 1944 г.Пропал без вести.Можно узнать кто служил в Береза?
Наталья 18 Мая 2017
Спасибо.
Наталья 18 Мая 2017
Спасибо !Читала с волнением.Мой дядя служил в Береза.В плен попал 07.07.41 г.Барановичи.
Валентина 23 Июня 2016
Родной брат моей мамы Кузин Алексей Никитович в июне 1941 года после окончания Сталинградского училища связи был назначен для прохождения службы в 721 мсп командиром штабного взвода связи. По данным ОБД Мемориал пропал без вести в период 22.06 по 30.06.1941. Больше никакими данными не располагаем. Делали запрос в ФСБ , но оттуда пришел ответ что у них нет никакой информации.
ищу пропавшено безвести солдата ВОВ 4 Мая 2016
Мой прапрадед Козлов Иван Борисович, уроженец Тимского раойна, Курской области, 1919-1920 был кадровый военный, с 1939 Командовал взводом, проходил службу в/ч 9681 (226 мотострелковом полку, 205 моторизованной дивизии ) пропал безвести в марте 1942. После войны бабушке писали что он погиб и похоронен в Белоруссии. Может у вас есть какая-то информация о моем родственике?
Сергей 8 Апреля 2016
Огромная благодарность автору за его труды, очень познавательно. Жду и не пропускаю ни одной статьи по истории района.
Оставить комментарий
Войти через социальную сеть:
Номер 53135599